Масштабы репрессий и демографические потери в СССР (1937–1945 гг.). О размышлениях Кропачева Сергея Александровича - Монографии, книги, брошюры - Тематика - Статьи - "Российская историография"

Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Главная » Тематика » Монографии, книги, брошюры

Масштабы репрессий и демографические потери в СССР (1937–1945 гг.). О размышлениях Кропачева Сергея Александровича

Автореферат диссертации доктора исторических наук С.А. Кропачева "Отечественная историография масштабов и форм репрессий и демографических потерь СССР в 1937-1945 годы" (Майкоп, 2011) привлекает внимание уже тем, что в нем предпринята попытка историографического анализа огромного количества книг, статей, иных материалов по исследуемой теме.

Автор справедливо подчеркивает, что "крайности в оценках политических репрессий, Великой Отечественной войны и их демографических последствий" приводят к "мифологизации советского прошлого", что, в свою очередь, становится основой "идейных разногласий не только в профессиональном сообществе, но и в массовом сознании россиян".

По мнению С.А. Кропачева, в 90-е годы прошлого века наиболее широкое распространение в обществе получили публиковавшиеся в средствах массовой информации данные о количестве репрессированных советских граждан, которые однако не являлись результатом "глубокого научного анализа". Но именно эти данные "о миллионах расстрелянных, осужденных и заключенных" вызвали повышенный общественный интерес, а не «скромные» оценки профессиональных историков, основанные на тщательном анализе архивных и иных источников. Причина этой коллизии видится в том идеологизированном фоне, который существовал в России начала 1990-х годов, после развала СССР. В этой связи показательна острая полемика В. Н. Земскова с А. В. Антоновым-Овсеенко и другими публицистами и очевидцами событий, "отразившая конфликт двух исследовательских практик, апеллирующих к различным видам исторических источников".

Проведенный анализ позволил С.А. Кропачеву утверждать, что существующая методология исследований форм и масштабов репрессий нуждается в обновлении и совершенствовании. Для получения более полной и достоверной системы данных требует совместная кропотливая "работа представителей различных специальностей, объединение усилий историков, архивистов и демографов".

Очень важным представляется вывод исследователя о общих потерях гражданского населения СССР в Великой Отечественной войне. Они составили 13,7 млн чел., в том числе 7,4 млн чел., преднамеренно истребленных оккупантами на захваченной территории, 4,1 млн чел. умерших и погибших из-за жестоких условий оккупационного режима, 2,1 млн чел. погибших на принудительных работах в Германии (из 5,3 млн. «остовцев»). Эта информация помогает лучше понять - почему часть граждан СССР, напуганная зверствами гитлеровцев и их пособников, вынуждена была встать на путь сотрудничества с оккупантами.

Говоря о перспективах дальнейших исследований по данной теме, С.А. Кропачев указывает на необходимость изучения истории Холокоста на оккупированной территории РСФСР, выявления степени ответственности за это немецких карательных структур, коллаборационистов и "местного населения".

Автор указывает, что он изучил "94 опубликованных сборника документов, материалы всесоюзных переписей населения СССР 1937, 1939 и 1959 гг., другие статистические источники", 17 опубликованных мемуаров "бывших заключенных, спецпереселенцев, военнопленных, восточных рабочих, узников фашистских концлагерей и других советских граждан". Однако не ясно - насколько отличаются конкретные сведения, добытые автором из этих исторических источников, от той информации, которую он почерпнул из историографических источников.

©Кузеванова Лариса Леонидовна, составление, комментарий, 2012

См. монографию "Методология истории: академизм и постмодернизм".

Список некоторых работ Л.Л. Кузевановой:

Кузеванова Л.Л. Абалихин Борис Сергеевич (1930-1994).

Кузеванова Л.Л. Загадки "Катынского дела". Материалы к размышлению.

Кузеванова Л.Л. Збигнев Бжезинский: "США находятся сейчас в той же ситуации, в которой находился СССР в 1980-е годы". Книга старейшины политологии.

Кузеванова Л.Л. Коллаборационизм.

Кузеванова Л.Л. Лашнюков Иван Васильевич (1823-1869).

Кузеванова Л.Л. Масштабы репрессий и демографические потери в СССР (1937–1945 гг.). О размышлениях Кропачева Сергея Александровича.

Кузеванова Л.Л. Мюнхенский сговор 1938 года и Вторая мировая война: современный взгляд.

Кузеванова Л.Л. Отечественная война 1812 года: взгляд из ХХI века.

Кузеванова Л.Л. Периодизации русско-скандинавских отношений IX-XI веков в трактовке Т.Н. Джаксон.

Кузеванова Л.Л. Периодизация политической истории России в освещении Б.А. Трехбратова и Н.П. Шуранова.

Кузеванова Л.Л. Платонов Сергей Федорович о возможностях истории как науки.

Кузеванова Л.Л. Причины распада СССР: историчны ли оценки Крейга Робертса?

Кузеванова Л.Л. Российская империя и СССР: были ли объективные причины для распада? Исследование Михайловой Натальи Вячеславовны.

Кузеванова Л.Л. Тайна миссии Рудольфа Гесса. Версии С. Турченко и Г. Городецкого.

Кузеванова Л.Л. Халиулин Герман Григорьевич (1929-1994).

Кузеванова Л.Л. Харитонов В.Л. об интеллектуальных ресурсах Русской революции 1917 г.

Кузеванова Л.Л. Черепнин Лев Владимирович об исторических фактах, «лаптеведении» и тоне дискуссии.

Кузеванова Л.Л. Шуранов Николай Павлович (1922-2011).

Кузеванова Л.Л. Этнические особенности казачьих групп в освещении Натальи Николаевны Великой.

Кузеванова Л.Л. Юрий Сергеевич Пивоваров: "Мы не имеем права относиться к русской истории как к девиантной истории».

| Дата размещения: 10.09.2016 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2017. Хостинг от uCoz.