Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Статьи

Главная » Статьи » Критические заметки

О постмодернистской концепции истории Ирины Максимовны Савельевой и Андрея Владимировича Полетаева

Примером постмодернистских, по сути, субъективно-идеалистических влияний на историческое познание могут быть некоторые работы историка И.М. Савельевой и экономиста А.В. Полетаева (1952-2010).

Данные исследователи, претендуя на новое осмысление истории, утверждают, что «в конечном счете любая реконструкция «картины мира», существовавшей в каком-либо из обществ в прошлом, все равно является конструкцией прошлой социальной реальности»[1]. Не случайно первый том своего коллективного труда они назвали «Конструирование прошлого»[2].

В заключении ко второму тому И.М. Савельева и А.В. Полетаев идут еще дальше в своих постмодернистских фантазиях, заявляя, что прошлое «теперь для многих историков уже не то, «что было на самом деле», и даже не «реконструкция», а «образ», «репрезентация» или «конструкция»[3]. То есть вся их историческая концепция основана на идеалистической посылке «о знании как форме конструирования реальности»[4].

Считая, что исследователь может «конструировать» прошлое [5] И.М. Савельева и А.В. Полетаев (как это ни парадоксально звучит) приписывают ему чуть ли не сверхестественные функции. На самом деле, историк не создает (не конструирует) прошлое (это, по понятным причинам, невозможно). Он создает лишь реконструкцию, т.е. приблизительно верное отражение какого-либо фрагмента исторической реальности.

Достигаемая же при этом степень достоверности всегда исторически ограничена уровнем имеющихся знаний о прошлом, состоянием методологической, методической и иной оснащенности исторического исследования, уровнем профессионализма самого историка.

Таким образом, словосочетание "конструирование прошлого" не является научным понятием, и его нельзя использовать в качестве некоего краткого определения процесса исторического исследования, т.к. оно радикально искажает его действительную суть.

С другой стороны, данные авторы не совсем последовательны в отстаивании своей постмодернистской концепции истории, когда пишут: «Объем, характер и первичная обработка эмпирического материала в большинстве случаев ограничены пределами возможностей одного индивида, реконструирующего тот или иной фрагмент прошлой реальности»… «Выводы, используемые при реконструкции, также должны соотноситься с гипотезами, а не с постулатами»… «Для того, чтобы понять то или иное произведение индивидуального творчества, нужно как можно полнее изучить среду (социальную и культурную), в которой это произведение создавалось, а также попытаться воспроизвести процесс восприятия окружающей реальности автором, по возможности - реконструируя личный жизненный опыт автора, и тем самым проникнуть в его психику (сознание)»[6]. Символично, что второй том своего труда авторы заканчивают словами: «… именно история является главной дисциплиной, создающей научное знание о прошлом»[7].

Легко увидеть, что авторы не могут обойтись без термина "реконструкция", когда говорят о реальном исследовании прошлого. Кроме того, «конструировать» прошлое и создавать научное знание о прошлом – далеко не одно и то же.

И.М. Савельева и А.В. Полетаев, используя понятие-кентавр "конструкция-реконструкция", демонстрируют наличие эклектизма в своих методологических воззрениях - неизбежный итог сидения на двух стульях - субъективного идеализма и научного знания.

Ссылки и примечания

1. См. Савельева И. М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. СПб., 2003. Т. 1. С. 249. Курсив - наш.

2. Словосочетание «конструирование прошлого» - применительно к исследовательской деятельности представителей т.н. «аналитической истории» - часто используется во втором томе труда И.М. Савельевой и А.В. Полетаева «Знание о прошлом: теория и история» (СПб., 2006. С.602, 618, 633, 683).

3. См. Савельева И. М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. СПб., 2006. Т. 2. С. 683.

4. См. Савельева И. М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. Т.1. С.250.

5. См. Савельева И.М., Полетаев А.В. Теория исторического знания. Уч. пос. СПб.: 2007. С. 59, 362, 391, 405.

6. См. Савельева И. М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. Т. 1. С.312, 314,372.

7. См. Савельева И. М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. СПб., 2006. Т. 2. С.683.

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент, 2021

Изображение обложки первого тома анализируемого произведения размещено в интернете в свободном доступе.

См. материал "Объективная природно-историческая действительность: совокупность природно-событийной и природно-источниковой реальностей.

Cм. монографию "Методология истории: академизм и постмодернизм".

См. материал "Cостоятельны ли взгляды Максима Викторовича Сапронова на использование синергетического "принципа самоорганизации" в исследовании прошлого?"

| Дата размещения: 02.09.2021 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2021. Хостинг от uCoz.