Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Статьи

Главная » Статьи » Критические заметки

Два парадокса современного краеведения

Гомоза? Что такое гомоза? И зачем кафры?..
Пир пошел как-то сразу дружно, весело, бодро.
М.А.Булгаков

Нэнэ схватил жестянку, ударил в нее кулаком
и запел что-то по-ламутски.
Г.Н. Гребнев

I. Парадокс «экономической самостоятельности».

Традиционно краеведение концентрируется в муниципальных краеведческих музеях – центрах культурно-массовой работы, которые недостаточно финансируются из местных бюджетов. Музеи пошли по пути изыскания внебюджетных средств и, в какой-то мере, преуспели в этом. Например, они активно включились в конкурсы «социально-культурных проектов». Практических работников привлекает возможность получения гранта, т. к. на выигранные средства можно получить дополнительную зарплату, издать какой-то сборник краеведческих работ и т.д. Но что настораживает? Некоторые музеи почему-то стали расценивать получение такого гранта как доказательство их «научных достижений». Анализ же документации ряда проектов, показывает, что за ними, как правило, ничего нового в академическом отношении не стоит.

Получая возможность на внебюджетные средства самостоятельно издавать сборники краеведческих материалов, музей неизбежно становится руководителем очень сложной работы. В сознании музейщиков издание книги, сборника статей по-видимому ассоциируется со своеобразно понятой «научностью». Они не до конца понимают, что издание какого-либо труда – это завершающая стадия исследования, что этой стадии должны предшествовать другие, не менее, а может быть и более важные этапы непростой работы. Получив средства и став «хозяевами положения», музеи стремятся к быстрому, чисто внешнему «научному успеху» - поставить на полку побольше книг с грифом своего учреждения и оправдать тем самым наличие в своем штате «научных сотрудников».

Однако не имея в достаточном количестве собственных материалов (хотя бы внешне похожих на "научные"), муниципальные музеи начинают активно эксплуатировать наработки вузовских преподавателей, некоторые из которых в поисках пресловутой «публикации для отчета» вынуждены «прибиваться» к музеям. Серьезным стимулом для таких преподавателей является заранее известная (и объективно обусловленная) нетребовательность музеев к качеству представляемых к публикации материалов (гораздо труднее пройти научную экспертизу на вузовской кафедре, внешнее рецензирование).

В этой ситуации некоторые музеи активно диктуют свои условия. Это выливается в следующие организационные формы. Как правило, редколлегия такого сборника составляется из музейщиков, часто не имеющих не только какой-либо ученой степени, но и просто высшего образования по специальности. В качестве ответственного редактора чаще всего приглашается молодой, энергичный, но недостаточно опытный кандидат наук, который не в состоянии противостоять амбициям музейщиков, решающим кого и «в каком объеме» публиковать. Зачастую, из-за отсутствия необходимого опыта и времени, этот обладатель ученой степени не может обеспечить и нужный уровень научного редактирования. В итоге в свет выходит «продукт культурно-массового учреждения». При таком подходе в тексте сборников неизбежны грубые фактические, историографические, источниковедческие ошибки.

Попутно музеи иногда решают и другую задачу: затушевать низкий уровень собственной поисковой работы. Издав книгу, которая больше чем наполовину состоит из материалов вузовских преподавателей и иных «чужих» авторов, легче «спрятать» никчемные в академическом отношении публикации своих сотрудников. Изданное же "произведение" психологически воспринимается вышестоящими органами управления культурой как интеллектуальный продукт, созданный исключительно подведомственным им учреждением, т.е. музеем. При этом часто не учитывается тот факт, что опубликованные работы преподавателей, как правило, уже значатся в планах научной работы вузов или по договору могут быть даже собственностью какого-либо учреждения.

Таким образом, получив некую экономическую самостоятельность в издательской деятельности, музеи, как это не парадоксально, могут косвенно нанести определенный вред как историческому образованию (опубликовав незрелые материалы вузовских преподавателей), так и музейной деятельности (прикрыв бессистемность и низкий уровень собственной поисковой работы).

II. Парадокс краеведческих конференций как формы досуга.

Проведение краеведческих конференций – давняя, добрая традиция. На этих мероприятиях может выступить любой – ветеран, школьник, студент. Задача музея – обеспечить просветительскую, воспитательную направленность конференции, способствовать выявлению народных талантов. Вот почему краеведение ассоциируется, прежде всего, с изучением истории края силами самого населения. То есть, изначально – это все же любительская, поисковая деятельность. Муниципальные музеи не могут конкурировать с университетами и НИИ, которые по своей сути (и без всяких скидок) должны быть подлинно научными центрами (подготовка научных кадров в аспирантуре и докторантуре, материальное обеспечение исследований и т.д.). Спорадические, исключительно инициативные, выступления ученых на краеведческих конференциях, конечно же, не могут заменить музеям профессиональной научно-исследовательской деятельности как таковой. Таким образом, муниципальный музей, осуществляя и организуя поиск фактов из истории края (с некоторыми элементами исследования), в целом не выходит за рамки культурно-просветительской деятельности.

Парадоксальная ситуация складывается в том случае, когда музеи начинают подобные общекультурные, воспитательные мероприятия называть «научными». Если проанализировать ряд «научных» конференций, проводимых муниципальными музеями, то можно придти к выводу, что это форма досуга, отличающаяся от других только квазинаучной оболочкой. Во-первых, музеи прежде всего пекутся о массовости конференций. Если же удается привлечь гостей из соседних областей, то это преподноситься как признак «научного авторитета» музея.

Совсем не случайно организаторы стараются формулировать темы конференций как можно шире, чтобы на них мог выступить любой желающий. В результате на таких массовых мероприятиях можно услышать немало докладов, содержание которых не выдерживает никакой критики из-за полного отсутствия в них какой-либо проблемы и академической новизны. «Краевед просвещает других краеведов», - так кратко можно охарактеризовать суть подобных мероприятий. Главное для музейщиков – любыми путями выполнить намеченную программу культурно-массового мероприятия, оставить «хорошее» впечатление у гостей и всех присутствующих (что, кстати, вполне укладывается в рамки деятельности данного учреждения).

Что же привлекает многих краеведов в такого рода «научных» конференциях? Основное - хоть какое-то время побыть в роли "ученого", попытаться получить признание своих «заслуг» (с академической точки зрения - часто весьма сомнительных). В этом, по-видимому, и заключается тайна популярности такой формы досуга, добавим, с явными элементами театральности: полный зал молчаливых зрителей; краевед, зная, что никаких дискуссий скорее всего не будет, чувствует себя на трибуне «крупным исследователем», «мастером слова». Возможность легкого получение музейных грамот за сам факт постоянного участия в конференциях также поднимает настроение краеведа, убеждают его во мнении, что музей – это не просто скромное, «незаметное» учреждение, но место, где можно самоутвердиться. Достигается психологический эффект, равный участию в каком-нибудь юбилейном мероприятии. Краеведа уже «тянет» на такие массовки, он ждет очередной порции восхвалений, приятного общения. К тому же в придаток он получает в руки книжку с его «творением» и статус постоянного участника «научного» форума.

Руководящие структуры, призванные хотя бы как-то упорядочить эту квазинаучную стихию, или никак себя не проявляют (нет соответствующих специалистов), или традиционно встают на путь защиты собственного ведомственного «мундира», объявляя тот или иной муниципальный музей (скорее всего, с подачи этого же музея) «центром науки» целого региона. При этом упор делается на чисто внешние показатели: количество конференций, участников, изданных сборников и т.п. Никто даже не ставит вопроса о качестве докладов, их содержании, уровне достоверности сообщаемых сведений. Налицо типично «культурно-массовое» мышление, которое объективно противостоит академическому с его стремлением к постоянному поиску и дискуссиям, получению нового знания.

Вместо того, чтобы обеспечить элементарный контроль за качеством содержания докладов на стадии подготовки к конференции, некоторые муниципальные музеи, с молчаливого (добавим, вполне понятного) согласия обладателей ученых степеней, без разбора публикуют все доклады, не взирая на присутствие во многих из них явных нелепостей и абсурдных утверждений. Называя эти сборники «научными изданиями», рекомендуя их студентам, аспирантам, учителям, данные учреждения культуры дискредитируют в глазах населения само понятие научной деятельности и научных открытий, дезориентирует молодежь в ее стремлении к научному познанию окружающего мира.

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; текст, 2009-2016.

См. монографию "Методология истории: академизм и постмодернизм".

См. монографию "История Балашовского края: проблемы методологии и историографии".

Материал размещен с согласия автора.

Вся информация, размещенная на данном сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как со специального письменного разрешения НЭИ "Российская историография". Все права защищены.

| Дата размещения: 06.11.2016 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2017. Хостинг от uCoz.