Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Статьи

Главная » Статьи » Тематика » Теория и методология истории

Объективная природно-историческая действительность: совокупность природно-событийной и природно-источниковой реальностей. Ч. II

См. начало статьи.

2.6."Историческая проза".

Филолог и историк Г.С. Кнабе (1920-2011), видимо, претендуя на свой «вклад» в разработку методологии "конструирования" прошлого, озвучивал, мягко говоря, странные для историка, но, возможно, приемлемые для филолога рекомендации. Так, говоря об отсутствии в исторических источниках необходимой информации о «непосредственной повседневной жизни», он предлагал «частично конструировать прошлое» с помощью «элементов интуиции и воображения». В итоге, «результаты проделанной работы» начинают «тяготеть к форме исторического романа», которую Г.С. Кнабе почему-то называл «особым видом исторической реконструкции» - «исторической прозой». При этом «грань между художественно создаваемой пластикой истории и научно воссоздаваемой ее структурой становится расплывчатой, а познание приближается к синтезу аналитического знания и целостного переживания»[47].

Обратим внимание на символическую деталь: когда Г.С. Кнабе предлагает придумывать с помощью "воображения и элементов интуиции" несуществующие исторические факты, он использует термин "конструирование". В то же время, он не отказывается от понятия "реконструкция", рассуждая об "исторической прозе" как об особой ее (реконструкции) форме. В итоге получается понятие-кентавр "конструкция-реконструкция" - также как у И.М. Савельевой и А.В. Полетаева. Разница лишь в том, что Г.С. Кнабе вполне сознательно предлагает "конструировать", то есть придумывать исторические факты, в то же время прикрываясь зонтиком особой формы "реконструкции" ("историческая проза"). Но допуская саму возможность хотя бы частичного придумывания ("конструирования") никогда не существовавших исторических фактов, Г.С. Кнабе тем самым заранее ставил под сомнение достоверность планируемого исследования.

2.7."Концептуальные мутации".

Свою лепту в развитие концепции "конструирования прошлого" внесли философ Т.В. Филатов и историк Г.М. Ипполитов, используя понятие "концептуальная мутация", смысл которой "в отклонении от "правильного" воспроизведения соответствующих смыслов, генерируемых в сознании философа в процессе авторского осмысления оригинальных текстов"[48]. Видимо, и В.В. Миронов (1953-2020) во вступительной статье к «Словарю философских терминов», изданному к 250-летию МГУ им. М.В. Ломоносова, имел ввиду именно эти "мутации", когда писал, что «философ ищет в тексте новые смыслы, более того, он вправе допустить такую интерпретацию (крамольную лишь с позиции историка философии), которая может даже исказить изначальный смысл текста, так как его значение сопрягается с личной рефлексией философа над сегодняшним бытием»[49].

Фактически "концептуальные мутации" - это еще одна разновидность "конструирования" природно-исторической реальности (в данном случае, "искажения изначального смысла документа" под воздействием "личной рефлексии" философа). Вероятно, именно эти "мутации" являются основанием для утверждений сторонников постмодернизма о его «несомненном» «позитивном влиянии» на историческую науку[50], присутствия в нем якобы когнитивных «мобилизующих» возможностей [51].

Однако неизбежно возникают вопросы: а почему бы философу (а тем более историку) сначала не выяснить смыслы, заложенные в тексте самим автором, а уж потом упражняться в поиске "новых смыслов", "сопряженных с личной рефлексией философа над сегодняшним бытием" (скажем, в отдельной главе, которую так и назвать "Искажения изначального смысла документа (название) в ходе сопряжения с личной рефлексией философа (ФИО) над сегодняшним бытием")? зачем вообще исследователю нужно искажать изначальный смысл документа (источника)? не подменяется ли таким образом исследование с его весьма разнообразным набором методов и средств, по сути, некими произвольными конструкциями литературно-художественного плана? не игнорируется ли таким образом общенаучный методологический принцип историзма?

2.8.Псевдосинергизация истории.

М.В. Сапронов, убежденный сторонник "синергизации" исторической науки, считает, что мало «рассматривать прошлые события с учетом конкретной обстановки, в которой они протекали», историк должен стать «их участником», «находясь внутри наблюдаемой системы и ведя диалог с ней на ее собственном языке». При этом М.В. Сапронов опирается, прямо скажем, на весьма спорные утверждения филолога и философа Н.Н. Козловой (1946-2002), считавшей, что исследователь «ощущает себя непосредственно включенным в живую историческую цепь и принимает на себя ответственность за деяния предшественников и современников». «И тогда, - уверяла Н.Н. Козлова, - начинаются чудеса превращения. Тогда ненавистные «они» оказываются отцами и дедами. Становится возможным разглядеть человеческое лицо любого процесса…»[52]. Все эти "чудеса", видимо, вытекают из "ключевой, - как полагала Наталья Никитична, - для теоретического рассмотрения специфики социальной реальности" (также весьма спорной) концепции т.н. "онтологического соучастия"[53].

Но, если следовать Н.Н. Козловой, то историк должен «принимать на себя ответственность за деяния», например, палачей из НКВД в годы массовых репрессий. И как в этой ситуации М.В. Сапронов представляет себе «участие» историка в этих деяниях, да еще «находясь внутри наблюдаемой системы и ведя диалог с ней на ее собственном языке»? И какие же «чудеса превращения» должны произойти, чтобы заплечных дел мастера из сталинского НКВД вдруг превратились еще и в наших «отцов и дедов»?

Фантастическим представляется утверждение Н.Н. Козловой о том, что при изучении советского прошлого нужно учитывать "память тела - тела, наполненного немотой воспоминаний, тела маркированного, нагруженного уже свершившейся историей. Именно благодаря памяти тела рождается ощущение подлинности воскрешенного прошлого, и мы испытываем радость, обретая действительность"[54].

После ознакомления с таким «конструированием прошлого» становится понятным – почему большая часть отечественных историков не хочет, по мнению М.В. Сапронова, расставаться с «устаревшими стереотипами мышления» и «следовать в ногу со временем» и «войти в грядущую эпоху с обновленным мировоззренческим багажом»[55].

Если же говорить в целом о проблеме использования синергетических методологий в исторических исследованиях, то стоит прислушаться к польскому историку, методологу и историографу Ежи Топольскому (1928-1998), утверждавшему, то синергетика "не дает для исторического анализа ничего более собрания новых терминов и метафор. Ни в коей мере она не представляет объяснений, которые были бы глубже фактографического описания"[56]. Мнение проблематичное, но отражающее некоторые аспекты нынешнего состояния применения синергетических методологий в исторических исследованиях.

3. О требованиях принципа историзма в исторических исследованиях.

На фоне отторжения историками в массе своей попыток деформировать сложившийся, за многие годы доказавший свою эвристическую ценность, понятийный фундамент российской исторической науки, как никогда актуально звучат слова известного ученого-историка Сергея Федоровича Платонова (1860-1933, на снимке слева) о том, что «история… есть наука, изучающая конкретные факты в условиях… времени и места… И только там, где факты собраны и освещены, мы можем возвыситься до некоторых исторических обобщений, можем подметить общий ход того или иного исторического процесса, можем даже на основании частных обобщений сделать смелую попытку - дать схематическое изображение той последовательности, в какой развивались основные факты нашей исторической жизни. Но далее такой общей схемы русский историк идти не может, не выходя из границ своей науки»[57].

Примерно об этом же говорил Лев Владимирович Черепнин (1905-1977, на снимке справа), крупный специалист по средневековой истории России: "Никак не могу согласиться с тем, что историки располагают обилием фактов. Их явно недостаточно, и это тормозит развитие науки. Факты надо еще и еще собирать. Конечно, оперировать следует не грудой сырого материала, а системой фактов, конечно надо работать над теорией. Но многие темные места в истории упираются в отсутствие фактов"[58].

То есть использование тех или иных методик исследования природно-исторической реальности невозможно без учета довольно жестких требований принципа историзма - основополагающего методологического принципа академической истории. Ниже приводим один из возможных вариантов формулировок и сочетания некоторых важных требований принципа историзма в историческом исследовании.

Во-первых, полноценное исследование того или иного фрагмента объективно существующей природно-исторической реальности (действительности) не может состояться при отсутствии необходимого количества достаточно информативных природно-исторических источников, из которых, с помощью комплекса методов и приемов исторического исследования, извлекается и интерпретируется основная масса исторических фактов (факты-информации, факты-связи, методолого-историографические факты).

Во-вторых, исторические факты являются базой для исторической реконструкции, составными частями которой являются описания и обобщения (заключения). Причем, обобщения должны строиться исключительно на анализе выявленных существенных исторических фактов. С научно-исторической точки зрения качественно выполненные описания и обобщения позволяют приблизительно верно объяснить те или иные природно-исторические события и процессы, реально происходившие в прошлом. В этом плане абсолютно неприемлемо преодоление "информационных пробелов" посредством придумывание исторических фактов ("историческая проза" А.С. Кнабе, "создание воображаемых картин в ходе изучения исторических источников" А.В. Лубского).

В-третьих, историк должен изучать то или иное реконструируемое природно-историческое событие в развитии: когда, как, в каких исторических условиях оно возникло, какие основные этапы прошло, в чем его своеобразие, возможные сходство и связь с другими природно-историческими событиями. Однако поиск "объективных законов истории", предсказаний будущего выходят за границы предмета академической истории по причине фрагментарности исследования природно-исторической реальности (действительности) и невозможности создания соответствующей эффективной исторической методологии.

В-четвертых, исследование альтернатив в истории имеет ряд методологических ограничений: 1) историческая наука изучает прошлое, которое уже изменить нельзя; 2) прошлое исследуется главным образом по природно-историческим источникам. Нет источников (или их недостаточно) - нет и полноценного исторического исследования; 3) по природно-историческим источникам можно определить наличие (или отсутствие) той или иной альтернативы в истории, ход борьбы между противоборствующими сторонами, установить причины победы одной из альтернатив.

Вместе с тем, не выходя за рамки предмета исторической науки, невозможно достоверно установить как бы шло историческое развитие той или иной страны (региона или локальной общности), если бы победила нереализованная альтернатива, - так как она не состоялась. А это, в свою очередь, означает, что нет никаких источников, из которых можно было бы узнать о ее практической реализации. Вот почему, например, контрфактическое моделирование несостоявшихся альтернатив в истории - к собственно исторической науке прямого отношения не имеет. Построение такого рода моделей более уместно, скажем, в рамках футурологии или похожих направлений познания.

В-пятых, профессиональный историк не должен, под предлогом соблюдения т.н. "исторической дистанции", самоустраняться от научно обоснованных и соответственно оформленных непосредственных наблюдений за фрагментами современных ему исторических событий по какой-либо конкретной теме, имея в виду перспективу исследования этой же темы новыми поколениями историков (возможно, в рамках формирующейся ЭПИ-концепции).

Итак, можно говорить о том, что разделение классического определения исторической реальности (действительности) на два других понятия – «историческая действительность» и «историческая реальность», релятивистски поддерживаемое А.В. Лубским и его единомышленниками, призвано утвердить в практике исторических исследований постмодернистскую по своей сути концепцию «конструирования прошлого» (в ее псевдоисторической, литературно-художественной, псевдосинергетической, математизированной, конструктивистско-философской и др. интерпретациях). Этой же цели служит постмодернистский прием уравнивания всех "субъектов исторического познания".

Кроме того, нельзя забывать о том, что из признания относительности всякого знания, в т.ч. и исторического, отнюдь не вытекает необходимость подмены профессионально организованного исторического исследования некой детской игрой LEGO под названием "конструирование (создание) прошлого", да еще и сопровождаемой бесконечной, абсолютно бесперспективной, наукообразной эквилибристикой терминами и понятиями (то что А. Тарский назвал "бесконечным регрессом" - пытаясь объяснить смысл какого-либо выражения, исследователь по необходимости пользуется другими выражениями, объясняя же смысл этих выражений, ему приходиться снова обращаться к новым выражениям и так до бесконечности [59]).

Реальное внедрение концепции "конструирования прошлого" через высшее образование, аспирантуру, академические научные учреждения открывает, на наш взгляд, путь к безудержному наукообразному фантазированию, провакативным утверждениям и когнитивному хаосу. Образно говоря, данная концепция - "мина замедленного действия", вольно или невольно заложенная под формировавшийся длительное время методологический фундамент отечественной исторической науки и, соответственно, высшего исторического образования.

Сегодня мы стоим перед важным выбором - по какому пути пойдет отечественная историческая наука: по пути "конструирования прошлого" [придумывание никогда не существовавших исторических фактов ("историческая проза", "новая хронология", "создание воображаемых картин" и т.п.); искажение изначального смысла документа под воздействием личной рефлексии исследователя; утверждение о том, что существует "память тела, наполненного немотой воспоминаний, тела маркированного, нагруженного уже свершившейся историей" и т.д.] или же все-таки по пути реконструкции фрагментов природно-исторической действительности (реальности) в форме описаний и соответствующих обобщений, на основе обнаруженных достоверных, существенных фактов, с использованием всего доступного арсенала методологических и методических средств исследования.

Ссылки и примечания

1. См. Кузеванов Л.И. Академизм исторического познания. М.: РИЖ, 2010. Выделения курсивом в тексте публикуемой статьи сделаны автором.

2. См. Кузеванов Л.И. Методология истории: академизм и постмодернизм. 2-е изд., доп. М.: Российская историография, 2014. Электронная версия: URL: http://klio.3dn.ru/publ/9-1-0-181

На стр. 42 данной монографии нами был сформулирован вывод: "Таким образом, когда мы говорим об исторической реальности, то имеем в виду современную историю и прошлое, представленное непосредственно наблюдаемыми историческими источниками". Содержание раздела "Объективная природно-историческая действительность: совокупность природно-событийной и природно-источниковой реальностей" публикуемой работы является дальнейшим теоретическим развитием этого тезиса.

3. См. Кузеванов Л.И. Академизм и современные трактовки локальной истории. Балашов: РИЖ, 2008.

4. См., например, Кузеванов Л.И. О методологической и историографической позициях исследователя //Российский исторический журнал, 2004. №2; Кузеванов Л.И. Академизм исторического исследования. Статья 1. Основные черты современного научного познания //Российский исторический журнал. 2009. №2; Кузеванов Л.И. Академическая парадигма исторического познания //Российский исторический журнал. 2010. №1; Кузеванов Л.И. Политизированное «конструирование» прошлого //Российский исторический журнал. 2010. №2; Кузеванов Л.И. Методология исторического исследования: академизм и постмодернизм //Российский исторический журнал. 2011. №2; Кузеванов Л.И. Проповедь "конструирования прошлого" или крутой поворот Лорины Петровны Репиной. URL: http://klio.3dn.ru/publ/44-1-0-295

5. См., например: Жизнеописание в документах //Михаил Булгаков. Собр. соч. СПб.: Азбука-классика, 2004. Т.8; Бунин И.А. Окаянные дни. М.: Азбука, 2015.

6. См., например: Милюков П.Н. Воспоминания. М.: Современник, 1990. Т.1; Миклухо-Маклай Н. Путешествия 1870-1874 гг. Дневники, путевые заметки, отчеты. М.: Наука, 1990.

7. См. Лубский А.В. Действительность историческая //Теория и методология исторической науки: терминологический словарь /Отв. ред. А.О. Чубарьян. М.: Аквилон, 2014. С. 84.

8. См. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка /Ин-т русского языка РАН. М.: АзЪ, 1992. С. 695-696.

9. См. подробнее об этом: Кузеванов Л.И. Методология истории: академизм и постмодернизм. 2-е изд., доп. М.: Российская историография, 2014. С. 51-167, 173-174.

10. См. Савельева И.М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. СПб., 2003. Т. 1: Конструирование прошлого.

11. См. Савельева И.М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. СПб., 2006. Т. 2. С. 683. Словосочетание «конструирование прошлого» - применительно к исследовательской деятельности представителей т.н. «аналитической истории» - часто используется в этом томе (СПб., 2006. С. 602, 618, 633, 683).

12. См. Савельева И.М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. СПб., 2006. Т. 2. С. 683.

13. См. Савельева И.М. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. /И.М. Савельева, А.В. Полетаев. Т.1. С. 250.

14. См. Савельева И.М., Полетаев А.В. Теория исторического знания. Уч. пос. СПб.: 2007. С. 59, 362, 391, 405.

15. Для сведения: в академическом "Толковом словаре русского языка" дается такое определение понятию "реконструкция" – «восстановление чего-то по сохранившимся остаткам, описаниям» (См. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка /Ин-т русского языка РАН. М.: АзЪ, 1992. С. 698).

16. См. Савельева И. М., Полетаев А.В. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. Т. 1. С. 312, 314, 372.

17. См. Савельева И. М., Полетаев А.В. Знание о прошлом: теория и история: В 2 т. СПб., 2006. Т. 2. С. 683.

18. См. Мамчур Е.А. Объективность науки и релятивизм (К дискуссиям в современной эпистемологии). М., 2004. С. 180.

19. См. Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. Пг., 1923. Вып.1. С. 24.

20. См. Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. С. 255. Е.А. Мамчур также проводит четкую границу между искусством и наукой, считая искусство формой «игровой деятельности» (См. Мамчур Е.А. Объективность науки и релятивизм. С. 182-183).

21. См. Кузеванов Л.И. Академизм и современные трактовки локальной истории. Балашов: РИЖ, 2008 и др.

22. См., например, Фоменко А. Т. Критика традиционной хронологии античности и средневековья. Какой сейчас век?. Моног. М.: Изд-во механико-математического ф-та МГУ, 1993; Калашников В.В., Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Датировка звездного каталога «Альмагеста». Статистический и геометрический анализ. М.: Факториал, 1995; Фоменко А.Т. Истину можно вычислить. Хронология глазами математики. М.: АСТ, 2007; Фоменко А.Т. 400 лет обмана. Математика позволяет заглянуть в прошлое. М.: АСТ, 2010.

23. См. Новиков С.П. Математика и история. URL: http://scepsis.net/library/id_629.html

24. См. Зализняк А.А. Из заметок о любительской лингвистике. М.: Русский мир, 2010. С. 59.

25. См. Андреев А.Ю. "Новая хронология" глазами математика.
URL: https://history.wikireading.ru/294977

26. См. Данилевский И.Н. Пустые множества «Новой хронологии». Несколько предварительных замечаний. URL: https://scepsis.net/library/id_656.html

27. Cм. Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. 2-е изд., доп. М., 2003. С. 328-329.

28. Cм., например: Астрономия против "Новой хронологии" /Сост. М.Л. Городецкий. М., 2001; Андреев А.Ю. "Новая хронология" с точки зрения математической статистики //История и антиистория: Критика "новой хронологии академика А.Т. Фоменко. М., 2000; Антифоменковская мозаика /Науч. ред. И.А. Настенко. М., 2001. Четыре выпуска (2001-2003); Анти-история, вычисленная математиками. О новой хронологии Фоменко и Носовского /Российский гос. гуманитарный ун-т /Сост. И.Н. Данилевский, С.О. Шмидт. М., 2006; Бабенко В.Н. "Новая хронология" академика А.Т. Фоменко: величайшее открытие или очередная попытка фальсификации истории? URL: file:///C:/Users/superuser/Downloads/novaya-hronologiya-akademika-a-t-fomenko-velichayshee-otkr-tie-ili-ocherednaya-pop-tka-falsifikatsii-istorii.pdf; Бегунов Ю.К. Русская история против "новой хронологии". Моног. М., 2001; Дедков Н.И. Историческое сообщество и творцы сенсаций: вызов новейшего времени. URL: http://old.mse-msu.ru/files/dvnv.pdf; Ефремов Ю. Н. Календарь, хронология и лженаука //Бюллетень №2 /Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН; отв. ред. Э. П. Кругляков. М, 2007; История и антиистория. Критика "Новой хронологии" акад. А.Т. Фоменко. Анализ ответа А. Т. Фоменко. 2-е изд., доп. М., 2001; Мифы "новой хронологии". Материалы конф. на Ист. фак. МГУ им. М. В. Ломоносова 21 дек. 1999 г. Сб. науч. ст. /Науч. ред. и сост. В. Л. Янин. М., 2001; Шмидт С.О. "Феномен Фоменко" в контексте изучения современного общественного исторического сознания /Рос. акад. наук, Археогр. комис. М., 2005; Янин В.Л. "Зияющие высоты" академика Фоменко //История и антиистория: Критика "новой хронологии академика А.Т. Фоменко. М., 2000; Новая хронология (Фоменко). URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Новая_хронология_(Фоменко).

29. Cм. Бочаров А.В. Проблема альтернативности исторического развития: историографические и методологические аспекты. Автор. дис. к. ист. наук. Томск, 2002. С. 15-16. Контраргументы см.: Бородкин Л.И. Моделирование исторических процессов: от реконструкции реальности к анализу альтернатив. СПб.: Алетейя, 2016. С. 150-151.

30. См. Турчин П.В. Математическое моделирование исторических процессов. Клиодинамика //Теория и методология истории: учебник для вузов. Волгоград: Учитель, 2014. С. 447-459.

31. См. Теория и методология истории: учебник для вузов. С. 447.

32. См. Теория и методология истории: учебник для вузов. С. 447.

33. См. Теория и методология истории: учебник для вузов. С. 447-448.

34. См., например, Методологические основы научного познания /Под ред. П.В. Попова. М.: Высшая школа, 1972. С. 151-152. 33.

35. См. Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. Учебник. М.: Экзамен, 2005. С.71-72.

Н. Бор, характеризуя возможности физики, между прочим, писал следующее: «Не существует никакого квантового мира. Есть только абстрактное описание, даваемое квантовой физикой. Неправильно думать, что задача физики состоит в том, чтобы открыть, что представляет собой природа. Физика интересуется только тем, что мы можем сказать о природе» (Цит. по: Мамчур Е.А. Объективность науки и релятивизм. С.30).

36. См. Мамчур Е.А. Объективность науки и релятивизм (К дискуссиям в современной эпистемологии). М., 2004. С. 139.

37. См. Турчин П.В. Клиодинамика: новая теоретическая и математическая история. URL: file:///C:/Users/superuser/Downloads/kliodinamika-novaya-
teoreticheskaya-i-matematicheskaya-istoriya%20(4).pdf.

38. См. Балашов Б.А., Юрченко В.А. Историография отечественной истории (1917-начало 90-х гг.). Саранск, 1994. С.30-31.

39. Балашов Б.А., Юрченко В.А. Историография отечественной истории (1917-начало 90-х гг.). С.40.

40. См. Могильницкий Б.Г. История исторической мысли ХХ века: Курс лекций. Вып.II. Становление «новой исторической науки». Томск, 2003. С.111-112.

41. См. Лубский А. В. Альтернативные модели исторического исследования /Отв. ред. Ю.Г. Волков. М., 2005. С. 8-9.

42. См. Гутнова Е.В. Историография истории средних веков. М., 1985. С. 7. Конечно, речь не идет о том, чтобы отстаивать тезис о наличии в советское время свободы мысли. Однако было бы не исторично не видеть особенностей того или иного периода советской истории, когда степень давления на исследователей была разной (от репрессий – до «оттепели» и «перестроечных» свобод).

43. См. Могильницкий Б.Г. История исторической мысли ХХ века: Курс лекций. Вып.II. Становление «новой исторической науки». С.149.

44. См., например: Журавлева Г.П. Плеханов Г.В. - "патриарх" русского марксизма //Величие К. Маркса и развитие марксизма в трудах ученых РЭУ им. Г. В. Плеханова разных лет: сб. науч. работ /Министерство науки и высшего образования Российской Федерации, ФГБОУ ВО "Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова" и др. М.: Российский экономический ун-т им. Г. В. Плеханова; Тамбов: Тамбовский гос. ун-т им. Г. Р. Державина, 2019. С. 119-127; Колганов А.И. Что такое социализм? Марксистская версия. М: URSS, 2012; Колганов А.И. Путь к социализму. Пройденный и непройденный. От Октябрьской революции к тупику "перестройки". М.: Ленанд, 2018; Логинов В.Т. Владимир Ленин. Выбор пути. Биография. М.: Республика, 2005; Логинов В.Т. Заветы Ильича. "Сим победиши". М.: Алгоритм, 2017; Семенов Ю. Марксистский прорыв в философии. М.: URSS, Либроком, 2013; Филиппов Л.С. Теоретическое наследие И.В. Сталина (историко-философский аспект). М.: Вече, 2015; Филиппов Л.С. Теоретическое наследие В. И. Ленина (историко-философский аспект). М.: Вече, 2017; Феномен Сталина (Стенограмма семинара доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН Ю.Н.Жукова).
URL: http://www.dynacon.ru/content/articles/568/

Кроме того, переиздаются труды классиков марксизма (См., например, Маркс Карл. Капитал. Критика политической экономии. М.: Эксмо, 2012).

45. См., например: Климент (Капалин), митрополит. Русская Православная Церковь на Аляске до 1917 года. М.: ОЛМА Медиа Груп, 2009; Дамаскин (Орловский), архимандрит. Слава и трагедия русской агиографии. Причисление к лику святых в Русской Православной Церкви: история и современность. М.: Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви, 2018; Ореханов Георгий, священник. Русская Православная Церковь и Л.Н. Толстой: конфликт глазами современников. Моногр. М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2010.

46. См. Музей Новой хронологии в Ярославле.
URL: https://www.tourister.ru/world/europe/russia/city/yaroslavl/museum/35377
Апофеоз безумия. В Ярославле открыли музей лженаучной "Новой хронологии".
URL: https://rossaprimavera.ru/news/fd91c32b
Крым - родина Христа. Лев Рубинштейн о легитимации «Новой хронологии» Фоменко.
URL: https://theins.ru/opinions/195447
Корабль дураков: Ярославль «доплыл» до «Музея Новой хронологии».
URL: https://yarnovosti.com/news/korabl-durakov-yaroslavl-doplyl-do-muzeya-novoy-hronologii/
"Мракобесие от неучей": ученые выступили резко против музея от Фоменко и Носовского. URL: https://newizv.ru/news/society/20-11-2019/mrakobesie-ot-neuchey-uchenye-vystupili-rezko-protiv-muzeya-ot-fomenko-i-nosovsko

47. См. Кнабе Г.С. Общественно-историческое познание второй половины ХХ века и наука о культуре. Проблемы, перспективы и трудности //Кнабе Г.С. Материалы к лекциям по общей теории культуры и культуре античного Рима. М., 1994. С. 163-166.

Примерно об этом же пишет А.В. Лубский: "В процессе исследования историку приходится постоянно сталкиваться с информационными пробелами, которые он может восполнить, создавая воображаемые картины в ходе изучения исторических источников" (См. Лубский А.В. Альтернативные модели исторического исследования /Отв. ред. Ю.Г. Волков. М.: Социально-гуманитарные знания, 2005. С. 278).

48. См. Филатов Т.В., Ипполитов Г.М. [Рецензия] //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2016. Т. 18, №6. С. 242. Подробнее см.: Кузеванов Л.И. Филатов Тимур Валентинович и Ипполитов Георгий Михайлович о методологии истории. Обоснованы ли выводы? URL: http://klio.3dn.ru/publ/4-1-0-613

49. См. Миронов В.В. Вступительная статья //Словарь философских терминов /Под науч. ред. В.Г. Кузнецова. М., 2005. С. ХIV.

50. См. Гусева Н.С. Проблема объективности и достоверности исторического познания: конструктивистские гипотезы и философия постмодерна //Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2012. № 7 (21). В 3-х ч. Ч.1. С. 58.

51. См. Ильичев А.А. Исторический факт как гносеологический феномен: Автореферат кандидата философских наук. Саратов, 2012.
URL: https://www.sgu.ru/sites/default/files/dissnews/old/synopsis/ilyichevavto1_0.pdf

52. См. Сапронов М.В. Концепция самоорганизации в обществознании: мода или насущная необходимость? (Размышления о будущем исторической науки) //Общественные науки и современность. 2001. №1. С. 158.
См.: Козлова Н.Н. Социология повседневности: переоценка ценностей.
URL:http://ecsocman.hse.ru/data/746/926/1219/5-Kozlova.pdf

53. См. Козлова Н.Н. Советские люди. Сцены из истории. М.: Европа, 2005. С. 13. Эта книга, отнюдь, не художественное произведение. Она снабжена теоретическими главами, научным аппаратом.

54. См. Козлова Н.Н. Советские люди. Сцены из истории. М.: Европа, 2005. С. 18.

55. См. Сапронов М.В. Концепция самоорганизации в обществознании: мода или насущная необходимость? (Размышления о будущем исторической науки). С. 160.

56. Цит. по: Бородкин Л.И. "Порядок из хаоса": концепции синергетики в методологии исторических исследований.
URL: http://www.hist.msu.ru/Labs/HisLab/BOOKS/chaos.htm
О творчестве Е.Топольского см.: Туманин Е.В. Ежи Топольски как историк. Автор. дис. к. ист. н. Казань, 2003. URL: https://www.dissercat.com/content/ezhi-topolski-kak-istorik

"При наложении концепций смежных естественно-математических наук на историческое познание, - пишет историк А.В. Бочаров, - прослеживается тривиальный механический перенос терминологии из одной области в другую, а также искажение понятия энтропии. Если мы назовем альтернативную ситуацию бифуркацией, случайность - флуктуацией, нестабильность общества - увеличением энтропии, стихийность во взаимодействии социальных групп - хаосом, прогресс – негаэнтропией, выход из кризиса - самоорганизацией системы, мы не станем вследствие этого лучше понимать и объяснять историческое прошлое. При использовании естественно-научных концепций все концептуальные основания и даже гипотетические допущения, которыми станет руководствоваться историк, будут лежать за пределами знания об обществе и человеке" (См. Бочаров А.В. Проблема альтернативности исторического развития: историографические и методологические аспекты. Автор. дис. к.ист. наук. Томск, 2002. С. 15). Контраргументы см.: Бородкин Л.И. Моделирование исторических процессов: от реконструкции реальности к анализу альтернатив. СПб.: Алетейя, 2016. С. 150-151.

Об одной из попыток использования синергетических методологий в конкретном историческом исследовании см.: Кузеванов Л.И. Посадский Антон Викторович о коллаборационизме периода Великой Отечественной войны. Исторична ли концепция "самоорганизации"? URL: http://klio.3dn.ru/publ/4-1-0-311

57. См. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М.: Высшая школа, 1993. С. 39-40.

58. См. Черепнин Л.В. Вопросы методологии исторического исследования. М.: Наука, 1981. С. 218.

59. См. Тарский А. Введение в логику и методологию дедуктивных наук. М., 1948. С.163-164.

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; текст, 2004-2021

Основные положения данной статьи опубликованы и на бумажном носителе.

Изображения С.Ф. Платонова, Л.В. Черепнина, обложки книги Н.Н. Козловой размещены в интернете в свободном доступе.

См. монографию "Методология истории: академизм и постмодернизм".

См. материал "Репина Лорина Петровна и соавторы об истории исторического знания. "Конструирование прошлого?"".

См. начало статьи.

| Дата размещения: 20.08.2020 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2021. Хостинг от uCoz.