Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Статьи

Главная » Статьи » Тематика » Церковная история

"Все, что нас окружает, невозможно было без прошлого". О двух книгах Ираиды Ивановны Лежниной

В 2013 году Волгоградское научное издательство выпустило в свет труд Лежниной Ираиды Ивановны (на снимке) "Священнослужители Саратовской епархии XVIII-ХХ вв. История рода Пикинских, Лебедевых, Юловских" (172 с.). Труд основан на материалах Астраханского, Волгоградского, Саратовского (включая его филиал в г. Балашове), Пензенского архивов, архива ФСБ. Автор составил "более 30 поколенных росписей" (С.5).

В данном исследовании приводится информация по Балашовскому уезду. Так, выясняется, что священники из рода Пикинских, Лебедевых и Юловских (и других, связанных с ними семей) служили в разное время: в слободе Еловатка, селах Большие Сестренки, Усть-Щербедино, Малиновка, Дурникино, Голицыно, Мещеряковка, Новые Гривки, Баклуши, Хрущевка, Юсупово (С.152-153). Например, священник Юловский Всеволод Васильевич служил в с. Юсупово (С.7), священник Лебедев Андрей Платонович - в с. Алексеевка (С.60), диакон Горизонтов Емельян Дмитриевич - в с. Большие Сестренки (С.72), диакон Озерский Иван Яковлевич - в с. Большой Карай (С.88), диакон Финансов Павел Михайлович - в с. Баклуши (С.117), диакон Финансов Владимир Павлович - в с. Дурникино (С.119). Сын диакона Касаткин Стефан Николаевич служил помощником блюстителя по Балашовской церковно-свечной лавке (С.77). Автор сообщает данные о тех, кто учился в Балашовском духовном училище: Лебедев Алексей Николаевич (1883-1887 гг.) и его брат Владимир Николаевич (1888-1896), Сластенов Евгений Петрович (1903-1908 гг.)(С.62-63, 103). В работе показана повседневная деятельность Преосвященных: Павла (Вильчинского), священномученика Гермогена (Долганева) и других саратовских иерархов (С.23, 29,33,61,62,97, 119).

В книге сообщаются сведения о жизни родственников священнослужителей в советское время. Так, дочь Ивана Владимировича Пикинского (умер в 1939 году от истощения) Галина подвергалась издевательствам такого рода: ей запрещали присутствовать на танцах в клубе - "А сейчас танцы. "Лишенцев" просим уйти!" Окончив техникум, она уехала по распределению в "одной единственной юбчонке", а "платок был выдан ей с условием вернуть в скором времени" (С.27-28). Окружной миссионер Лебедев Владимир Николаевич в 1937 году был расстрелян якобы "за срыв посевной" (С.64).

Произведение насыщено редкими фотографиями и копиями документов ("Личная карточка ликвидированного кулацкого хозяйства", "Опись имущества", отобранного советской властью, "Протокол очной ставки Пикинской Александры Владимировны", "Обвинительное заключение по делу Пикинской Александры Владимировны" и др.). В книге есть и такие строки: "Читая протокол обвинений моей бабушки (родной сестры деда), на страницах я увидела следы от слез и отпечатки пальцев, когда она подписывала несусветную чушь и напраслину, возводимую на нее" (С.6-7).

В 2017 году в том же издательстве вышла новая книга Ираиды Ивановны Лежниной "Священнослужители Саратовской и Астраханской епархий ХVIII–ХХ вв. История рода Пикинских, Лебедевых, Юловских, Барковых" (520 с.). В ней содержатся материалы, также как и в первой книге, без прикрас повествующие о реальной жизни, с ее радостями, горестями и трагедиями.

Вот что, например, пишет автор о Владимире Николаевиче Лебедеве (1879-1937), священнике в пятом поколении, учившемся в свое время в Балашовском духовном училище. Свое отношение к пасторскому долгу он выразил в своем прошении на имя святителя Гермогена (Долганева) в 1910 году с просьбой о предоставлении священнического места: «...Причины и мотивы такого запроса всесторонни. Главная причина – это духовное самоуглубление, по которой я вижу единст­венную и конечную цель пастырского служения в должности священника – где представляется самое обширное поле деятельности в нравственно-духовном совершенствовании себя и пасомых. Себя в постоянном искреннем служении Алтарю долга; в горячем возношении молитвы пред Престолом Всевышнему, – постигать то общение и единение – каковое всякая правоверующая душа человека не передаст словесно, но чувствует духовно. Людей приближать и умиротворять с Богом передачей этого благоговейного чувства, огня веры в Бога и Его таинства" (С. 335).

Свои убеждения он не поменял и в годы гонений. 2 сентября 1937 года на допросе он заявил следующее: «Я активно вел среди верующих колхозников призыв к религии. Говорил так: “Нужно вернуться к Богу, вернуться к религии, так как одно спасение – это вера в Бога»". По решению тройки, которое принималось без участия обвиняемого, Владимир Николаевич был расстрелян 20 сентября 1937 г.” (С. 336).

"Листая страницы жизни родственников, - пишет Ираида Ивановна, - знакомишься с событиями, происходившими с ними. И чем больше узнаешь, тем печальнее и грустнее становится. Происхождение, воспитание, образование, профессия решали их судьбу. Жить было небезопасно. Страх вкрадывался в сознание и душу. Не было возможности устроиться на работу, чтобы заработать кусок хлеба. Семьи голодали" (С. 303).

Однако потомки репрессированных священников не ожесточились, не перестали любить свое Отечество. Ираида Ивановна Лежнина убедительно показывает их ратный и трудовой героизм в годы Великой Отечественной войны. В те трудные годы мужчин на фронте очень сильно поддерживали теплые письма родных из дома. Вот что писала в стихотворной форме своему мужу 22 января 1944 года Баркова (Пикинская) Галина Ивановна:

"...Я немного знаю, /Где ты бьешь врага. /Вы возьмете город – /Салютуй, Москва!
С гордостью скажу я: /И мой муж герой. /Только ты будь скромен, /Сдержан, мой родной!
Пусть твои снаряды /Точно лягут в цель,/Еще раз им скажем: /Удирай, кто цел!
Отобьешь селенье – /Девочку найди, /Как свою дочурку, /Ты к груди прижми.
Расспроси, мой милый, /Крепко обласкай, /Мирный труд и счастье, /Ей пообещай.
Как жилось в неволе? /Где отец и мать? /Ты же призван, воин, /Родину спасать!"

"С возрастом человек, - пишет в заключении своей замечательной книги Ираида Ивановна, - становится мудрее и живет с оглядкой на прожитое время, сожалея, что оно так быстро и безвозвратно пролетело. Годы прошли, и не ценилось драгоценное время. Отдавалось оптом. А вот теперь мгновения дороже золота. И оказывается, эти мгновения хороши, а события происходящие – такие значимые, символичные, содержательные. Все окружающее нас несет информацию о настоящем, которое переплетается с прошлым. Все, что нас окружает, невозможно было без прошлого".

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; составление, заголовок, комментарий, 2013-2020

Материал размещен с разрешения автора.

Изображения размещены в интернете в свободном доступе.

| Дата размещения: 19.01.2020 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2020. Хостинг от uCoz.