Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Статьи

Главная » Статьи » Тематика » Историография

Лучицкий Иван Васильевич как историк религиозных войн во Франции второй половины ХVI века. Статья 1. (Ч.2)

Читать начало...

камарильи возростали до бесконечности.51 Так И. В. Лучицкий представлял общее состояние феодальной Франции и ее государственного аппарата на рубеже XV—XVI веков.

1.2. Абсолютизм и сословия Франции.

И. В. Лучицкий приводит сведения, что из всего населения Франции было: духовного сословия 648 тыс. человек, дворян 1 млн., судебного сословия 500 тыс., «рабочего класса» (буржуазия и крестьянство) 8 млн., а также 2 млн. нищих.52

Католическое духовенство имело значительные владения во Франции, так как католическая религия была здесь государственной. Десятина, которую платило податное население в пользу церкви, приносила ей большие доходы.53

Яркими мазками рисует историк кризис католической церкви во Франции XVI века. Церковные бенефиции продавались и покупались. Руководство церкви ушло в разврат. Монахи «бродяжничали», аббаты богатели и «от паствы были далеки». Делами учения никто не занимался. Крестьяне отдавали своих детей «в наказание в священники» и «насмехались над духовенством». В народных песнях, в литературных произведениях Рабле, Маргариты Валуа рассказывалось о «суевериях и обманах духовенства». Разврат и коррупция духовенства вызывали ненависть народа. Чем больше росла бедность народа, тем заметнее было богатство духовенства. На Орлеанских штатах 1560 года отмечалось: «Духовенство молится, а народ платит деньги».54

К дворянству Лучицкий подходит дифференцированно, с учетом его расслоения и особенностей областей. Он выделяет крупных, мелких, бедных и совсем разорившихся дворян. Это сословие было опасно для королевской власти. Местная знать жила в глуши, на своих землях. Пользуясь слабостью контроля из Парижа, она вершила свой суд и была всесильным господином: устанавливала свои налоги, раздавала привилегии другим сословиям, презирала и нарушала королевские законы.55

В начале XIV века, при Людовике X, дворяне даже добились «восстановления своих старых прав»: дворянство Лангедока, Бургундии, Оверни, Форе, Шампани получили хартии на право вести войны, на самоуправление и местный суд. Особенно дворянство усилилось при Филиппе V. Короли Карл VII и Людовик XI испытали на себе войну, организованную дворянской «лигой общественного блага». При Людовике XI в результате ожесточенной борьбы были физически уничтожены крупнейшие феодалы: герцоги Бретанские, Гиени, с арены политической борьбы сошли графы Прованские, но еще остались Монбрен и Артюс Коссе, говорившие о равных правах с королем. Советник Е. Медичи предлагал ей уничтожить принцев, разрушить их замки и тем самым ослабить дворянство.

Вместе с тем, короли привлекали крупных феодалов ко двору. Этот процесс начался еще при Анне Бретанской и Людовике XII. При Е. Медичи ко двору были привлечены: король Наваррский, принц Конде, Монпасье, Данзиль, Коссе и др. В итоге королевской власти, опиравшейся на города, удалось уничтожить крупные сеньории.57 Кроме того, при Франциске I и его сыне Генрихе II издавались законы, запрещавшие частные войны. При дворе стали чеканить королевскую монету. Но эти законы не соблюдались. Франциск I вынужден был издать закон, запрещающий «собрания с оружием в руках». В 1531 году в Пуатье верховный королевский суд приговорил мятежников-дворян из Анжу к казни. Против Генриха II созрел заговор. Лишь его смерть в 1559 году предотвратила возмездие.58 И. В. Лучицкий делает вывод, что дворянству закрывали путь к старым привилегиям, что и ставило их в оппозицию к центральной власти.59 Сильным было дворянство Пикардии, где хорошо сохранился «средневековый феодальный строй». Это проявилось прежде всего в кутюмах и правах. Кутюмов здесь было больше, чем в других провинциях. Аллодиальные отношения исчезли здесь «еще в средние века». Ни одна поземельная сделка не совершалась без сеньора. Наследование происходило только с его санкции.

В Дофинэ дворянство было предрасположено к анархии, так как пользовалось правами вести частные войны, отказа от военной королевской службы, «если интересы войны чужды его родине». Только в Дофинэ жители были обязаны приносить клятву верности дворянству. Здесь также господствовал дворянский суд. В малейшем стремлении среднего сословия к равенству дворяне видели угрозу своему существованию, существованию «королевской власти и вообще государству». Они говорили, что если восстанут крестьяне, то государство погибнет также, как когда-то в Риме и Греции. В этом случае дворянство выступало за применение силы.

Дворяне Прованса не имели таких прав, как в Пикардии или в Дофинэ. Но они компенсировали этот «пробел» грабежами и насилиями над крестьянством, увеличением поборов до чудовищных размеров.60

Лучицкий показал, что все эти насилия со стороны дворянства испытывало среднее сословие. Но что понимал историк под этим термином? Ясного ответа мы не найдем. Он называет среднее сословие то «рабочим классом», включая в это понятие буржуазию и крестьянство, то он употреблял выражение — «среднее сословие и крестьянство».61 Причем это же явление можно наблюдать и в современных работах.62

Толкование термина «среднее сословие» имеет давнюю историю. Б. Ф. Поршнев приводил сведения о том, как интерпретировался термин «среднее сословие» буржуазными историками. Так О. Тьерри включал в это понятие только буржуазию и народ, исключая из народа дворянство и духовенство. Он стремился отождествить интересы буржуазии и народа, объединяя их понятием «нация». Были историки, которые подразумевали под «средним сословием» только буржуазию, другие (Аното и аббат Сийес) — только народ. Историк Марьетоль указывал на историческую изменчивость этого понятия: в XVI веке — весь народ, в XVII—только буржуазия и чиновничья аристократия. Сам же Б. Ф. Поршнев полагал, что такое расхождение в толковании термина «среднее сословие» возникло не столько из-за идеологических разногласий среди буржуазных историков, сколько из-за разногласий в самих памятниках эпохи.63

Именно поэтому нет оснований обвинять И. В. Лучицкого в терминологической небрежности. Б. Г. Могильницкий считает, что именно этим объясняется противоречивость историка в трактовке термина «среднее сословие».64 Не избежал подобной же ошибки Б. Г. Вебер, считая, что Лучицкий отождествляет интересы крестьянства, плебейства и бюргерства, патрициата, называя их «средним сословием».65 В XVI веке не могло быть очень четкого разграничения между интересами отдельных социальных групп в рамках одного сословия. Такое разграничение могло появиться лишь в будущем. Таков был XVI век, «строившийся на старом фундаменте полуразрушенного дома». Прав был С. О. Шмидт, подчеркивая, что именно этим «объясняется стремление буржуазии добиться собственно феодальных преимуществ», быть «похожей на феодалов».66

В то же время, было бы ошибкой утверждать, что Лучицкий вообще реально не представлял подлинного положения вещей и на этом основании отрицать саму возможность исследования взглядов историка по этому вопросу. Историк употребляет термин «среднее сословие» в подавляющем большинстве случаев там, где действительно совпадали интересы буржуазии, крестьянства, городского плебса. Например, он писал, что «дворяне отказались платить какие бы то ни было налоги в пользу государства и перекладывали их на крестьян и вообще на среднее сословие».67 Там же, где их интересы расходились, он, как правило, говорит отдельно о буржуазии, крестьянстве и плебсе.

И. В. Лучицкий уделял большое внимание взаимоотношениям буржуазии и дворянства. Что понимал историк под термином «буржуазия»? Нужно в очередной раз оговориться, что данный вопрос является одним из сложнейших в исторической науке. Сравнительно долго многие отечественные историки считали, что в XVI веке буржуазия могла вести себя уже как сложившийся класс, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но в 60—70-е годы (ХХ столетия – Л.К.) все более распространилась точка зрения А. Д. Люблинской, что не только для XVI века, но даже для более позднего времени нельзя говорить о буржуазии как о классе. Нормальным и естественным было постепенное преодоление феодальных явлений и медленное развитие буржуазии. Именно поэтому и процесс централизации осуществлялся медленно.68

В сущности об этом же писал и И.В. Лучицкий. Для обозначения собственно буржуазии он использовал термин «торговые люди». Он писал, что они могли попасть в высшее управление города не иначе как отказавшись от своих занятий, так как звание мэра давало право на дворянский титул.69 Другими словами, историк видел «настоящую» (для XVI века) буржуазию, отделяя ее от так называемых «финансистов».70

Лучицкий не идеализировал буржуазию XVI века, дав ей следующую характеристику: «Ошибки буржуа, неумение вести дела, интриги и заговоры, проявлявшиеся в их среде, повели неизбежно к распре, казням и преследованиям, к подавлению движения. Власть короля усиливается и демократическое движение вынуждено изменить свой характер: из революционного деятеля буржуазия превращается в поддержку монархии. Буржуазия стремится попасть в королевский совет, увеличивать свои привилегии и т. д.»71

Позднее историк еще более определенно высказался по поводу капиталистических отношений в XVI веке: «О роли капитала едва ли можно еще говорить в истории XVI века, если только придавать слову капитал действительное значение».72 Он критиковал профессора Л. Грачевского за то, что тот переносит понятия и факты более позднего времени в раннюю эпоху, имея в виду рассуждения последнего о капитализме и пролетариате в XIII, XIV, а также XV веках.73

И. В. Лучицкий выделял еще одно сословие — судебное. Он писал, что вся власть в западных городах Франции принадлежала немногим семьям, главным образом, из юристов и финансовых чиновников. Их еще называли «робой», т. е. лицами, «склонных подчиняться вполне власти». Откуда же происходило это сословие? Историк видел процесс образования «робы» из «торговых людей». «Роба» пользовалась громадным уважением и почетом среди буржуазии, т. к. оберегала права и вольности городов. Когда в стране началось движение против центральной власти, во главе его встали лица судебного сословия, консулы, городские богачи, городская аристократия.

В гугенотской партии «роба» стремилась к ограничению власти дворян. Т. о. историк видел борьбу «нового дворянства» со старым, родовитым. Эту борьбу Лучицкий квалифицирует как проявление «демократического духа».74 В 1940 г. Б. Ф. Поршнев удачно ввел термин «феодальная буржуазия» для обозначения сущности этого социального слоя.75 Перестав быть собственно буржуазией, «роба», однако, объективно продолжала выражать ее интересы. Как подчеркивал О.Л. Ванштейн, «новое дворянство», «люди мантии» не обособились полностью от третьего сословия вплоть до конца XVII века.76

Каково же было положение крестьянства? Кроме государственных налогов крестьяне несли повинности сеньору, платили церковную десятину. Если же крестьянин не мог платить, то его ждали: экзекуции, продажа имущества, тюрьма. В результате, по словам экономиста Ж. Бодена, «крестьянин не имеет ни хлеба, ни лошадей, ни зерна для посева», «земля стоит без засева и обработки».77 Особенно жестоко собирался соляной налог—габель. За утайку или передачу горстки соли могли посадить в тюрьму. Положение усугублялось грабежами солдат, не получавших от правительства жалования.

В свете исследования, проведенного И. В. Лучицким, нельзя согласиться с утверждением О. М. Гармсена, что революция цен благоприятно сказалась на положении французских крестьян.78 Судьба крестьянина в тот период целиком зависела от государства и дворянства, а не от внешних обстоятельств.

Говоря о положении рабочих, Лучицкий подчеркивал, что произвольное понижение достоинства монеты катастрофически сказывалось на их заработной плате.79 Это явилось одним из факторов усиления их оппозиционности.

В итоге страна оказалась усеянной ростовщиками и разорена. Благосостояние сотен тысяч семей было принесено в жертву благосостояния немногих. Требования провин­циальных штатов ограничить расходы королевского двора и уменьшить налоговые сборы не были услышаны.80

1.3. Реформация во Франции

Во Франции реформационное движение проявилось в виде кальвинизма, дававший путь, по которому могли пойти «боязливые и колеблющиеся» и «энергично на­строенные оппозиционеры».81

В отечественной историографии сложилось мнение, что И. В. Лучицкий учение Кальвина считал по своему характеру аристократическим.82 Однако, это мнение страдает излишней категоричностью. Историк писал: «Но в том виде, как кальвинизм вышел из рук своего творца, Кальвина, он гораздо более СКЛОНЕН к аристократической форме правления, чем к какой-либо другой».83 Вместе с тем, историк видел в кальвинизме и демократические черты: избираемость пасторов народом, свободное толкование Библии членами консисторий. Кроме того, Лучицкий отмечает внутренние противоречия в учении Кальвина, зависимость его от политической конъюнктуры. Все это говорит о том, что историк был далек от однозначных выводов.

И. В. Лучицкий, говоря о разложении «старого порядка вещей», выделял три силы, разрушавшие его: органическое, отрицательное и реформационное движение.84 Т. е. историк считал реформационное движение силой, разлагающей феодализм. Вместе с тем, Реформации он отводил роль «золотой середины», стремящейся «остановить поток отрицания, отрицательных идей».85 Особенно отчетливо это проявилось по отношению к народным движениям. Историк приводит выдержку из письма Кальвина к герцогу Соммерсету: «Против короля и государства, как я слышу, восстали у вас двоякого рода мятежники. Одни — фанатики под видом евангелия, другие — всецело признают суверенитет римского антихриста. Все они в совокупности достойны наказания мечом».86

Непосредственно антицерковное движение началось из среды простого народа в 1511 году. Стали совершаться «святотатства», «оскорбление алтарей» и т. д. В 1512 году образовался кружок профессора Лефевра д. Этапля в Париже, который, по мнению историка, «задолго до Лютера» провозгласил протестантские идеи. Этот кружок поддерживал Франциск I, назначая его членов на крупные посты в церкви. Бриссоне, епископ города Мо, стал их ревностным покровителем. Город Мо стал «вторым Виттенбергом», из которого раздавались «проповеди реформаторства в народ». И эти проповеди находили отклик. В Париже, Орлеане, Бурже, Тулузе появились симптомы реформации. Даже сестра Франциска I Маргарита Валуа увлекалась новым учением.87 Таким образом, Реформация вышла из недр народа и на первых порах была поддержана королевской властью.

Но в 1520 году Франциск I заключил конкордат с папой Львом X, по которому король мог «распоряжаться доходами и землями церкви». Именно поэтому он уже не был заинтересован в реформе церкви. Кроме того, Франциск I видел ЧТО происходит в соседней Германии и поэтому его мнение о протестантах изменилось. Теперь он уже говорил так: «Эта секта стремится гораздо более к разрушению, чем к назиданию душ». Католическая партия убедила короля начать «ряд преследований еретиков».88 И.В. Лучицкий приходит к выводу, что путь к распространению реформы в стране при содействии власти был закрыт.89 После этого на протестантов начались «страшные гонения». Таким образом, историку удалось показать и правильно объяснить тот необычный путь, на который встала Реформация во Франции.

С утверждением Кальвина в Женеве, во Францию начался наплыв пасторов, «прошедших хорошую школу кальвинизма». С этого момента, по мнению Лучицкого, начинается новое «возрождение» Реформации во Франции.90 В 1546 году кальвинизм охватывает целые города: Ла Рошель, Пуатье и др. Однако, распространение учения шло неравномерно. В центральных областях, «каковы Иль-де Франс, Орлеан и др.», кальвинизм имел своих последователей, «но никогда не играл здесь сколько-нибудь важной роли»91. Лишь в Париже число гугенотов было велико. Но чем ближе к югу Франции, особенно к гористым местностям Лангедока, тем число гугенотов и их влияние становилось большим.92

Какие же социальные слои принимали кальвинизм? Историк приводит донесение Джованни Михиелли: «Зараза распространилась между всеми классами, особенно между знатью, а особенно между теми кому нет сорока». Канцлер Лопиталь доносил Е. Медичи, что 1/4 королевства в руках кальвинистов и что в эту часть входит население «самое могущественное и богатейшее: знать, важнейшие горожане, бедный класс, который привык обращаться с оружием, а также 3/4 ученых». Сам же Лучицкий подчеркивает, что «простой народ составляет третий и наиболее многочисленный элемент партии», который образовался «еще в первый период Реформации».93

Как объясняет Лучицкий столь широкое распространение кальвинизма во Франции? Главную причину он усматривает в непомерно больших государственных налогах. Вторым фактором он считает сепаратизм западных и южных областей. В-третьих, кальвинизм оправдывал секуляризацию церковных земель, что было на руку знати. В-четвертых, всем недовольным властью кальвинизм давал идеологическое оружие в борьбе с ней. В-пятых, гугенотские пасторы обещали тем, кто примет кальвинизм, уравнять их в несении податей с другими сословиями. Это был удар уже не только против католического духовенства, но и против дворян. Кроме того, массовым стал переход в новое вероучение обедневшего провинциального дворянства, выступавшего против «роскоши придворного дворянства».94 Как видим, Лучицкому удалось показать многообразие побудительных мотивов перехода в кальвинизм самых разных социальных слоев, что и предопределило, в дальнейшем, запутанность хода религиозных войн во Франции.

Так историк показал первый этап реформационного движения во Франции. Начавшиеся религиозные войны прервали относительно мирный ход этого движения. Рефор­мация во Франции вступила в новую стадию.

И. В. Лучицкому удалось, в известной мере, раскрыть предпосылки религиозных войн, хотя из-за недостаточной источниковой базы экономическая подоплека войн оказалась исследована неполно. В его освещении предпосылки религиозных войн во Франции, в основном, сводятся к следующему:

1. Налоговый гнет государства пагубно сказывался на материальном положении крестьян, городской бедноты, а также на положении нарождающейся буржуазии. Это вызвало оппозиционное движение в указанных социальных группах.

2. «Революция цен», вызванная наплывом дешевых драгоценных металлов из Америки, отрицательно сказалась на финансовом положении страны.

3. Слабая централизация Франции и, связанный с этим, сепаратизм отдельных (особенно западных и южных) областей, городов - создавали благоприятные условия для развития оппозиции королевской власти.

4. Кризис тогдашнего католицизма, как одного из моментов разложения феодальной системы, облегчил распространение протестантизма во Франции, являвшегося идеологическим оружием оппозиции.

5. Победа протестантизма в ряде стран интенсифицировала процесс распространения кальвинизма во Франции.

6. Прекращение выплаты государством жалования и пенсий военным в связи с окончанием неудачных для Франции Итальянских войн и отсутствием, из-за расточительности королевского двора, средств в казне.

7. Кризис внутренней политики государства.

Все это в совокупности привело Францию к социально-политическому взрыву во второй половине XVI века, вылившегося в опустошительные религиозные войны.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Гутнова Е. В. Историография средних веков.- М.- 1985.-С. 313.
2. Новый Энциклопедический словарь. Пг.—Изд. Издательское дело бывшее Брокгауз-Эфрон.— Т. 25.—С. 82—83; Кареев И. И. Памяти ушедших //Голос минувшего.—М.—1920—1921.—С. 154; Кареев Н. И. Иван Васильевич Лучицкий. Некролог //Известия Российской Академии наук. 6-я серия.—1918.—№ 18. - С. 238.
3. Подробнее см.: Кузеванов Л. И. Отечественная историография о И. В. Лучицком как историке //Балашовский исторический журнал.- 1993.- № 1; он же. XVI век и общее состояние феодальной Франции в освещении И.В. Лучицкого //Российский исторический журнал.- 1993.- №1.
4. Петров Е. Н. Исследования И. В. Лучицкого по социальной истории Франции в эпоху религиозных войн //Научный исторический журнал. СПб.—1914.—Т. II.
5. См. Приложение к протоколу Совета 3 мая: мнения доцентов Фортинского и Драгоманова о сочинениях магистра Лучицкого //Университетские известия.—Киев.—1874.—С. 50.
6. Арсеньев К. К. Новости исторической литературы //Вестник Европы.—СПб.—1877.—№ 10.— С. 555—557.
7. См. Бильбасов В. Лучицкий И. Гугенотская аристократия и буржуазия на Юге после Варфоломеевской ночи.—СПб.—1870 //Университетские известия.—Киев.—1874.—№ 7.—С. 49—56; Лаппо-Данилевский А., Дьяконов М., Янгул И. Записка об ученых трудах И. В. Лучицкого //Известия Российской Академии наук.—6-я серия.—1909.—№ 2; Тарле Е.Н. И.В. Лучицкий. К 50-летию его научно-литературной деятельности. 1863—1913 //Голос минувшего.—1914.—№ 1; Кареев Н. И. 50 лет научной работы И. В. Лучицкого //Научный исторический журнал.—СПб.—1914.—№ 4.
8. Шустерман X. Б. Проблемы религиозных войн во Франции в XVI веке в освещении И. В. Лучицкого //Ученые записки Хабаровского педагогического института.—Магадан.—1958.—Т. 3; Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—Киев.—1871.—С. III.
9. Шустерман X. Б. Указ. соч.—С. 197, 203.
10. Вебер Б. Г. Происхождение религиозных войн во Франции в освещении И. В. Лучицкого //Французский ежегодник за 1958 г.—М.—1959. С различными оговорками, но те же мысли утверждает Б. Г. Вебер в своей книге «Историографические проблемы» (Раздел «И. В. Лучицкий и проблема возникновения религиозных войн во Франции»).- М.—1974.—С. 146, 147, 148, 151, 152, 156, 157, 158, 164, 167, 168, 171, 172, 177, 187, 193 и др.
11. Могильницкий Б. Г. И. В. Лучицкий о роли народных масс в религиозных войнах во Франции XVI века //Методологические и историографические вопросы исторической науки.-Томск.— 1963.—С. 87, 88 и др.
12. См. Ванштейн О. Л. История советской медиевистики. 1917—1966.—Л.—1968.—С. 177; Могильницкий Б. Г. Политические и методологические идеи русской либеральной медиевистики середины 70-х годов XIX века—начала 900-х годов.—Томск.—1969.—С. 208—209.
13. Люблинская А. Д. О методологии исследования истории народных масс и социальных отношений эпохи абсолютизма //Критика новейшей буржуазной историографии.—Л.—1967.—С. 310—311.
14. Там же.—С. 283.
15. См. Ванштейн О. Л. Изучение истории Франции средних веков и нового времени советскими историками //Французский ежегодник за 1958 год.—М.—1959.—С. 495.
16. См., например, Чистозвонов А. Н. Некоторые аспекты проблемы генезиса абсолютизма //Вопросы истории.—1968.—№ 5.—С. 47—48.
17. См. Ванштейн О. Л. История советской медиевистики.—С. 151.
18. Букштейн А. Крестьянское движение во Франции в XVI веке //Борьба классов.—М.—1936.— № 6.—С. 82.
19. Сказкин С. Д. Маркс и Энгельс о западно-европейском абсолютизме //Ученые записки Московского городского педагогического института.—Вып. 1.—Т. 8.—Кафедра истории.—М.—1941; Документы советско-итальянской конференции историков в Москве. 8—10 апреля 1968 г.—М.—Наука.— 1970.—С. 164—165.
20. Чистозвонов А. Н. Указ. соч.—С. 50.
21. См. Ванштейн О. Л. История советской медиевистики.—С. 151—152.
22. См. Документы советско-итальянской конференции историков в Москве.—С. 278.
23. Там же.—С. 222.
24. Там же.—С. 249.
25. Ванштейн О. Л. История советской медиевистики.—С. 313.
26. Лучицкий И. В. Джордано Бруно //Две публичные лекции профессоров университета св. Владимира: И. В. Лучицкого 21 апреля и А. А. Козлова 28 апреля 1885 года.—Киев.—1885.—С. 6, 7, 12.
27. Лучицкий И. В. Обзор последней литературы по новой истории //3нание. - 1874.—№ 1.—С. 2; он же. Очерк развития скептической мысли во Франции в XVI и XVII веках. Статья 1 //Знание. —1873.—№ 1.—С. 63.
28. Лучицкий И. В. Вопрос о населении германских городов в XIV—XV в. в. //Университетские известия.—Киев.—1893.—№ 12.—С. 266.
29. Лучицкий И. В. Обзор последней литературы по новой истории.—С. 9.
30. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—Киев.—1871,—С. 410.
31. Завьялова И. М. Из истории Франции 60—70-х годов XVI века.—Одесса.—1962.—С. 31.
32. Мотылев В. Е. Экономическое развитие Франции в XV—XIX в.в. - М.—1957.—С. 4.
33. Могильницкий Б. Г. И. В. Лучицкий о роли народных масс в религиозных войнах во Франции XVI века.—С. 87.
34. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 368.
35. Могильницкий Б. Г. И. В. Лучицкий о роли народных масс в религиозных войнах во Франции XVI века.—С. 87.
36. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции,—С. 39, 40, 45, 411. Он же. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 450. Он же. Очерк истории Монтобана //Университетские известия.—Киев.—1874.—№ 5.—С. 305—307.
37. Лучицкий И. В. История средних веков. Университетские чтения профессора Н. А. Осокина. Т. 2, ч. 1, 2. Казань, 1889; Учебник истории профессора А. Грачевского: Средняя история. СПб., 1886. Рецензии.—Оттиск из «Университетских известий» 1889 года. Без тит. листа и обл.—С. 3; см. также, Лучицкий И. В. Джеймс Сорольд Роджерс //Юридический вестник.—М.—1891.—Т. VII.— Кн. 2.—С. 172; он же. Крестьянское землевладение во Франции накануне революции (преимущественно в Лимузене) //Университетские известия.—Киев.—1899.
38. Могильницкий Б. Г. И. В. Лучицкий о роли народных масс в религиозных войнах во Франции XVI века.—С. 106.
39. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 25.
40. Там же.—С. 26.
41. Там же; он же. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 491.
42. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 26.
43. Там же.—С. 27, 28.
44. Люблинская А. Д. Доклад на конференции историков //Документы советско-итальянской конференции историков в Москве.—С. 174.
45. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 27; он же. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 49, 51.
46. Лучицкий И. В. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 213, 248, 275—276, 490.
47. Лучицкий И. В. Максимилиан I и его реформы в Австрийских землях //Оттиск из «Университетских известий» 1887 г. Без тит. листа и обл.—С. 6, 11.
48. Там же.—С. 7.
49. Семенов В. Ф. История средних веков.—М.—1961.—С. 488.
50 Цит. по: Люблинская А. Д. Новейшая концепция абсолютной монархии //Критика новейшей буржуазной историографии.—М.—Л.—1961.—С. 390—393.
51. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 46—49.
52. Там же.—С. 29.
53. Там же.—С. 54.
54. Там же.—С. 59—60.
55. Там же.—С. 29—31.
56. Там же.—С. 30—31; Лучицкий И. В. Гугенотская аристократия и буржуазия на Юге после Варфоломеевской ночи.—С. 13.
57. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 29, 31, 36, 418—431.
58. Там же.—С. 29—30.
59. Там же.—С. 35—36.
60. Лучицкий И. В. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 46, 491, 495, 515—516.
61. Там же.—С. 492.
62. См., например, Завьялова И. М. Из истории Франции 60—70-х годов XVI века.—С. 21.
63. Поршнев Б. Ф. Чем было «третье сословие» во Франции XVII века? //Историк-марксист.— М.—1940.—Кн. 2. (78).—С. 93.
64. Могильницкий Б. Г. И. В. Лучицкий о роли народных масс в религиозных войнах во Франции XVI века.—С. 93.
65. См. главу, подготовленную Б. Г. Вебером //Очерки истории исторической науки в СССР.— М.—1960.—Т. П.—Гл. VII.—С. 445.
66. Шмидт С. О. Доклад на конференции историков //Документы советско-итальянской конференции историков в Москве. 8—10 апреля 1968 года.—М.—1970.
67. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 21—22, 42; он же. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 14, 492.
68. Люблинская А. Д. Доклад на конференции историков //Документы советско-итальянской конференции историков в Москве,—С. 174.
69. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 45; он же. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 275.
70. Лучицкий И. В. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 275.
71. Лучицкий И. В. Обзор последней литературы по новой истории //3нание.—1874,— № 1,—С. 6.
72. Лучицкий И. В. История средних веков. Университетские чтения профессора И. А. Осокина, т. 2, ч. 1, 2. Казань, 1889. Учебник истории профессора А. Грачевского: Средняя история. СПб., 1896. Реценции.—С. 28—30.
73. Там же.
74. Лучицкий И. В. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 276, 382, 381, 528; он же. Гугенотская аристократия и буржуазия на Юге после Варфоломеевской ночи.—С. 26; он же. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 418.
75. Поршнев Б. Ф. Чем было «третье сословие» во Франции XVII века?—С. 100.
76. Ванштейн О. Л. Западноевропейская средневековая историография.—М.—Л.—Наука.—1964.— С. 365.
77. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 399—400.
78. Гармсен О. М. Баньонское свидание 1565 г. Из истории французско-испанских дипломатических отношений в XVI веке //Ученые записки Московского городского педагогического института. —1948.-Т. 8.—С. 95.
79. Лучицкий И. В. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 397—399.
80. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 52.
81. Там же.—С. 53.
82. См., например, Вебер Б. Г. Происхождение религиозных войн во Франции в освещении И. В. Лучицкого //Французский ежегодник за 1958 год.—М.—1959.
83. Лучицкий И. В. Гугенотская аристократия и буржуазия на Юге после Варфоломеевской ночи.—С. 7; он же. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции,—С. 83. Слово «склонен» выделено автором—Л. К.
84. Лучицкий И. В. Очерки развития скептической мысли во Франции в XVI и XVII веках //Знание.—СПб.—1873.—№ 1.—С. 62—63.
85. Там же.
86. Лучицкий И. В. Проповедник религиозной терпимости в XVI веке.—М.—1895.—С. 61.
87. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 61—62.
88. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции,—С. 64—65.
89. Там же.
90. Там же.—С. 90, 93.
91. Лучицкий И. В. Гугенотская аристократия и буржуазия на Юге после Варфоломеевской ночи.—С. 1—2.
92. Там же.
93. Лучицкий И. В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 100, 105—107.
94. Лучицкий И. В. Католическая лига и кальвинисты во Франции.—С. 495; он же. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.—С. 37, 59, 103; он же. Гугенотская аристократия и буржуазия на Юге после Варфоломеевской ночи.—С. 6—8; он же. Мишель Лопиталь и его отношение к французским религиозным партиям //Две пробные лекции.—Киев.—1870.—С. 19.

© Кузеванов Леонид Иванович, 1994

Материал размещен с разрешения автора.

См. монографию "Методология истории: академизм и постмодернизм".

| Дата размещения: 07.10.2008 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2017. Хостинг от uCoz.