Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Статьи

Главная » Статьи » Тематика » Историография

XVI век и общее состояние феодальной Франции в освещении И.В. Лучицкого

В 1995 г. исполняется 150 лет со дня рождения русского историка Ивана Васильевича Лучицкого. Данная работа является продолжением ранее изданной1 и посвящена юбилею ученого.

И.В.Лучицкий дал очень интересную характеристику XVI веку. Он писал: «XVI век принадлежит к наиболее оригинальным столетиям европейской истории. Представьте себе город, наполовину разрушенный, наполовину состоящий из ветхих, покривившихся и ободранных зданий, в которых по привычке, рутине живет масса людей, не осознающих совсем или же в большинстве смутно сознающих потребность нового здания…»2 Но люди, строящие «с величайшей энергией новые дома», строят их «на старом фундаменте полуразрушенного дома. В одном месте употреблен в дело весь старый материал, и зданию придана только какая-либо оригинальная форма, в другом - идет попытка расчистить место от старого здания, и выстроить новое по новому образцу из нового материала. Повсюду разбросан строительный материал, повсюду царит полнейший хаос, в котором часто нет возможности разобраться, повсюду кипит жизнь, идет ожесточенная борьба за места, за право владения, распоряжения, за планы постройки города и зданий. Это - картина всего века»3.

Но масса живет еще по-старому. «Багаж прошедшего отживших воззрений, мнений и теорий почти целиком перенесен в XVI век и все еще прочно держится в умах, составляет главное содержание жизни, вне которой представляется невозможным и немыслимым существование. Но того единства, той целостности мировоззрения, которое царило всецело в средние века, yжe больше не существует. XIV и XV века недаром прошли над Европой. Они привели за собой полную дезорганизацию, сильнейшее разложение всего средневекового строя, основанного на католицизме и всего мирового созерцания господствовавшего некогда»4. XVI век - апогей этого движения. Разложение единства мировоззрения ведет уже и к практическому разъединению Европы - весь почти Север отпадает от папства5.

Историк понимает, что одна кабинетная деятельность была не мыслима. Каждый, «выступавший на арену с новым словом, новым учением, обязательно становился в рады борцов», несших на себе «всю ответственность и всю тяжесть последствий борьбы»6.

В такой образной форме И.В. Лучицкий выразил свое понимание общей картины XVI века - века разложения феодализма. В целом оно правильно отражает специфику века, всю сложность и противоречивость, огромную значимость перемен, происходивших в то время на европейском континенте.

Отводя XVI веку большое значение в процессе ломки старого феодального строя, он относит начала этого процесса еще к XIV веку, связывая его с появлений «индустриального элемента», развитие которого, по его мнению, остановить было нельзя7. «В истории развития этого элемента,- писал Лучицкий, - ключ к правильному пониманию событий нового времени, почва, на которой с наибольшим удобством может быть построена действительная теория нового времени»8. С «индустриальным элементом» историк связывал развитие капиталистических отношений.

О том как он понимал это развитие свидетельствует его высказывание относительно состояния цехового ремесла в XVI веке. «Рядом и главным образом в XVI веке, - раздаются все более энергичные жалобы ремесленников на возрастающую конкуренцию, жалобы, приводящие к внутренней борьбе цехов, ,к изданию мер, подавляющих эту конкуренцию, к усилению запрещений относительно занятий ремеслами в деревнях и т.п.»9

Говоря о неизбежности развитии промышленности, торговли, историк отмечает, что в результате их развития «множились пролетарии города»10. Он видит борьбу в средневековом цехе. Там не было равенства, так как ученикам были закрыты пути для получения звания мастера11. Другими словами историк не только признавал разложение феодализма, но и реально представлял отдельные конкретные моменты этого разложения в XVI веке.

Не мог пройти И.В. Лучицкий мимо такого характерного для того времени явления как «революция цен». Он писал, что цена золота из-за его наплыва из Америки «упала на 20 % и что фактический доход французского государства, равнявшиеся в 1560 году 180 млн. ливров, упал в 1574 году до 150 млн. ливров12. Об этом же писали советские историки. Так, И.В. Завьялова отмечала, что «покупательная способность денежной единицы быстро падала не смотря на попытки короля укрепить монетную систему Франции. Вследствие «революции цен» мы наблюдаем после 1572 года новый катастрофический рост цен. К 1580 году цены на соль в сравнении с 1540 гадом возросли в 7 раз, в Париже на муку – в 5,5 раза, на вино – в 9 раз, на мясо - в 2, 5 раза и т.д.»13 В.Е.Мотылев также считал, что от притока драгоценных металлов в Европу цены во Франции XVI века повысились примерно в 2, 5 раза14.

Таким образом, уже в работе над проблемой религиозных войн И.В. Лучицкий указывал на гибельные последствия «революции цен» для Франции.

Правда, было бы ошибочно утверждать, что И.В. Лучицкий в период работы над проблемой религиозных войн XVI века в достаточной мере использовал экономическую историю Франции. Но причина этого не в том, что он вообще игнорировал экономический фактор в истории при изучении религиозных войн, как считает Б.Г. Могильницкий15. Напротив, историк сетовал, что мало нашел документов, «которые бы осветили историю провинциальной жизни, экономический быт народа, отношений между сословиями и т.д.»16 Именно в этом признании самого историка нужно искать одну из главных причин того, что экономические вопросы религиозных войн XVI века остались без специального и детального рассмотрения. Но это не дает права говорить, что историк не пытался дать характеристику предпосылок этих войн, или то, что он излагает в своих работах в этом направлении малоценно.

Особенно вызывает возражение тезис Б.Г. Могильницкого о том, что Лучицкий «не ставит вопроса об экономической мотивах поведения различных политических сил» в этот период (в период религиозных войн – Л.К.). И.В. Лучицкий не только признавал влияние «революции цен» в XVI веке на состояние государственных финансов, но также говорил о торговле городов, приводил цифровые данные, характеризующие экономическое состояние страны, касается вопроса заработной платы и влияние ее на взаимоотношения между буржуазией и рабочими, говорит о «стачках придавленного рабочего класса», его экономической борьбе с буржуазией17.

Это дает основание утверждать, что уже в ранний период своей научной деятельности Лучицкий признавал значение экономического фактора в истории, в том числе и в характеристике мотивов поведения различных политических сил в исследуемый период. Позже, в 1889 году, он писал, что история не есть только изложение внешних политических событий, истории войн и брачных союзов. История – это история учреждений, сословий и сословных отношений, умственной, экономической и общественной жизни народа18.

Могильницкий склонен приписывать И.В. Лучицкому игнорирование специфики районов Франции XVI века,19 что совершенно не соответствует истинным взглядам историкам. Лучицкий писал, что население Франции при Генрихе IV составляло 12 млн. человек20. Это по его мнению значительная цифра по сравнению с другими странами Европы. До XVI века Франция представляла из себя внешнее объединение отдельных провинций. Попытка королевской власти изменить положение наталкивались на сильное сопротивление, а иногда терпели провал21. Провинции присоединились к Франции на условиях, которые обеспечивали им «прежнюю независимость». Многие из них имели свое управление (Лангедок, Нормандия, Дофинэ, Бретань и др.)22. Жители провинций избирали провинциальные штаты, без которых король не имел права увеличивать и взимать налоги 23. Судебные дела велись в отдельных учреждениях или парламентах, которые не подчинялись Парижскому парламенту24. Между отдельными провинциями Франции не существовало крепких связей, скорее они были разобщены25. В этом отношении немаловажную роль играло различие форм права: на Юге применяли свод законов Юстиниана, на Севере – обычное право26. Историк считал это большим препятствием для подлинного объединения Франции27.

В свое время А.Д. Люблинская писала по этому поводу: «Вообще при абсолютизме централизация достигла только известного уровня, достаточного для данного периода, но в целом довольного низкого»28. Именно «этим и объясняется длительность сопротивления феодальных элементов, т.е. всего, что представляло собой компоненты старой феодальной структуры».

Следствием такой изоляции явилось «резкое различие» в ценах на продукты в различных местах Франции, частые голодные годы в отсталых областях29. Лучицкий отмечал застойность общественных отношений в Пикардии31. Именно поэтому Гизам и удалось вызвать здесь оппозиционное движение30,31.

С другой стороны, историк указывал на независимость и вольность населения Пуатье. Лучицкий писал, что характер муниципального строя западных городов Франции был установлен королевой в 1119 году. Это устройство отличалось от строя северных городов большим аристократизмом. Муниципальная власть была представлена коллегией, состоявшей из 100 человек: мэра, 12 эшевенов, 12 присяжных, избираемых на год, и 75 буржуа. В Пуатье мэра избирала коллегия, а не король, как в Ла Рошели, где заранее готовили кандидатов на пост мэра, и король утверждал того или другого. В Пуатье же мэр получил право занимать должность без утверждения короля. До издания Муленского ордонанса мэру принадлежало право суда во всех гражданских и уголовных делах. Финансы, меры безопасности и защиты обсуждались в полном собрании ста, которое собиралось ежемесячно32.

Дофинэ же была присоединена к Франции в 1349 году и «сохранила свои вольности особым трактатом». И в XVI веке эта хартия соблюдалась королями, и провинция пользовалась широким правами управления. Во главе провинции стоял губернатор – наместник короля, но права его были сильно ограничены. Он не пользовался правами помилования, раздачи должностей, «опубликования своего имени рядом с постановлениями парламента. Власть находилась в руках парламента и местных штатов. В судебных решениях парламента губернатор участвовал на правах равного со всеми членами. «Финансы, административные дела, судебные – решались собранием»33.

Особое положение занимал Париж – столица Франции. Историк приводит сведения Ж. Бодена, который обнаружил в деятельности штатов в Блуа 1576-1577 гг. противоречия между столицей и провинциями34. Сам Лучицкий сделал вывод, что революционность жителей Парижа, в силу его особого положения, всегда была выше, чем в провинции35.

Лучицкий останавливается и на состоянии государственного аппарата страны. Он подчеркивал значительную развитость государственного аппарата Франции и в связи с этим даже «миграцию» французских учреждений в другие государства Европы (Испанию, Нидерланды)36.

По мнению историка, во Франции движение к созданию централизованного государства началось раньше, чем в других странах Европы. Три столетия здесь шла работа над созданием централизации. Благодаря этому уже в середине XV века Франция представляла собой в значительной степени сложившееся государство с дифференцированными органами центрального управления, с резко выраженными задатками всепоглощающей централизации. Франция сделалась в то время типичным представителем централизованного монархического государства в Западной Европе, образцом для подражания почти на всем континенте37. Говоря о дифференциации органов центрального управления, историк пытается вскрыть механизм этого процесса.

Начался этот процесс с «отделения органов управления от личности короля» и «прикреплении их к одному месту»38. Их новое свойство – коллегиальность. Далее шел процесс «разграничения компетенций каждого из органов управления и полная почти их независимость друг от друга». Этот процесс, по мнению Лучицкого, начался еще в XIV веке, с Филиппа Смелого. Ссылаясь на Витри, историк считает, что особо рельефно успехи централизации проявились в счетной палате, которая по его мнению была даже сильнее, чем парламент, так как заведовала финансами и их контролем39,40.

Советский историк В.Ф. Семенов указывал, что эти центральные органы соответствовали главным министерствам: внутренних дел, финансов, юстиции, иностранных дел и т.д. Финансовый же орган складывающегося абсолютизма являлся особым органом, которому короли уделяли большое внимание41.

Французский историк Мунье выступил в свое время в печати с так называемой теорией четырех стадий развития абсолютизма (с возникновения и до упадка). Причем его сведения об устройстве и эволюции центральной королевской власти XV-XVI веков почти полностью совпадают с трактовкой Лучицкого. Люблинская положительно оценивала этот момент в концепции Мунье42.

И.В. Лучицкий анализировал и роль губернаторов, которых король посылал в провинции подчас с большими правами. Постепенно эта должность становилась наследственной и губернаторы превращались из представителей короля в представителей провинций,что становилось небезопасным для короля. Пытаясь как-то влиять на ситуацию, короли посылали комиссии для проверки работы губернаторов, но эта мера оказывалась не эффективной43.

В целом Лучицкий делает вывод о том, что «усиление государства было мощным средством прогресса» для Франции. При этом он оговаривался, что это усиление могло произойти только при условии ослабления «власти папства, этого бича Италии»44. Таким образом, историк понимал прогрессивность французского абсолютизма в условиях того времени.

Однако, признавая это принципиальное важное положение, Лучицкий не закрывал глаза на все присущие этому типу государства пороки. Он писал: «Казну обкрадывали: около 1/3 ежегодного сбора оставалась в руках откупщиков, а такие личности как Монморанси принимали государственную казну за свою собственную». Но король и сам много тратил на свои личные нужды, оставляя армию без жалования. Много средств шло на постройку замков45.

В это время королевский двор начал играть все больше в судьбах Франции. Причем часто большее влияние при дворе приобретали совершенно случайные люди, далекие от государственных дел, но использовавшие свое влияние для личного обогащения. Накануне религиозных войн на короля влияли: семейство Гизов, Монморанси, С. Анре, куртизанка Диана Пуатье46. Все это, в конечном счете, приводило к увеличению государственных налогов – основной статьи доходов государства, ибо запросы короля и придворной камарильи возростали до бесконечности. Историк сообщает, что налог талья увеличился с 2400000 ливров при Франциске I до 5840000 ливров при Генрихе II47.

Таковы взгляды И.В. Лучицкого на XVI век и общее состояние феодальной Франции накануне религиозных войн.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Кузеванов Л.И. Отечественная историография о И.В. Лучицком как историке //Балашовский исторический журнал.- 1993.-№1.
2.Лучицкий И.В. Джордано Бруно //Две публичные лекции профессоров университета Св. Владимира И.В. Лучицкого 21 апреля и А.А. Козлова 28 апреля 1885 года.- Киев.-1885.-С.6.
3.Там же. С.7.
4.Там же.
5.Там же. С.12.
6.Там же.
7.Лучицкий И.В. Обзор последних работ по новой истории // Знание.-1874.- №1.- С.2. Он же. Очерк развития скептической мысли во Франции XVI века. Статья 1 //Знание. – 1873. – С.63.
8.Лучицкий И.В. Обзор последних работ по новой истории //Знание.- 1874. - №1.-С.2.
9.Лучицкий И.В. Вопрос о населении германских городов в XIV-XV вв. Обзор статистических обозрений //Университетские известия. –Киев.-1893. - №12.- С.266.
10.Лучицкий И.В. Обзор последних работ по новой истории. – С.9.
11.Там же.
12.Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.- Киев.- 1871.-С.410.
13.Завьялова И.М. Из истории Франции 60-70 годов XVI века. -Одесса.- 1962.-С.31.
14.Мотылев В.Е. Экономическое развитие Франции в XV-XVI вв. – М.- 1957.- С.4.
15.Могильницкий Б.Г. Лучицкий о роли народных масс в религиозных войнах во Франции XVI века //Методологические и историографические вопросы исторической науки. –Томск. - 1963. -C.87.
16.Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.- С. IV, 368.
17.Там же. С.39,40,45,411. Он же. Католическая лига и кальвинисты во Франции. Опыт истории демократического движения во Франции во второй половине XVI века. – Киев.- 1877.- С.450. Он же. Очерк истории Монтобана // Университетские известия.-Киев.- 1874.-№5.-С. 305-307.
18.Лучицкий И.В. Рецензия. История средних веков. Университетские чтения профессора Н.А. Осокина. Т.2, ч.1 и 2. Казань,1899; Учебник истории профессора А. Грачевского. Средняя история. СПб., 1886. //Оттиск из «Университетских известий» 1889 года. Без тит. листа и обл.- С.3. См. также, Лучицкий И.В. Джеймс Сорольд Роджерс // Юридический вестник.- М.- 1891. Т.VII.- Кн.2. – С.172. Он же. Крестьянское землевладение во Франции накануне революции (преимущественно в Лимузене) //Университетские известия. – Киев.- 1899.
19.Могильницкий Б.Г. Указ. соч.- С.106.
20.Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. С.29.
21.Там же. С.25.
22.Там же. С.26.
23.Там же.
24.Там же; Лучицкий И.В. Католическая лига и кальвинисты во Франции. С.491.
25.Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. С.26. Историк приводит сведения о провале административной реформы Людовика IX.
26.Там же. С.27. Автор указывает, в частности, на разный порядок наследования.
27.Там же. С.27-28.
28.Люблинская А.Д. Доклад на конференции историков //Документы советско-итальянской конференции историков в Москве. 8-10 апреля 1968 года.-М.,1970,- С.174.
29.Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. С.27.
30.Лучицкий И.В. Католическая лига и кальвинисты во Франции. С.49.
31. Лучицкий И.В. Католическая лига и кальвинисты во Франции. С.51.
32. Там же. С. 275-276.
33. Там же. С.490.
34.Там же. С.213.
35.Там же. С.248.
36.Лучицкий И.В. Максимилиан I и его реформы в австрийских землях //Оттиск из «Университетских известий» 1887 года. Без тит. листа и обл. С.11.
37. Там же. С.6.
38. Лучицкий И.В. Максимилиан I и его реформы в австрийских землях. С.7.
39. Там же.
40. Там же.
41. Семенов В.Ф. История средних веков. –М.- 1961.-С.488.
42. Люблинская А.Д. Новейшая концепция абсолютной монархии //Критика новейшей буржуазной историографии. М.-Л. 1961. С.390-393.
43. Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. С.28.
44. Лучицкий И.В. Мишель Лопиталь и его отношение к французским религиозным партиям XVI века //Лучицкий И.В. Две пробные лекции. Киев.-1870. - С.9.
45. Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. С.46,368,390.
46. Там же. С.46-49.
47. Там же. С.45.

© Кузеванов Леонид Иванович, 1993

См. монографию "Методология истории: академизм и постмодернизм".

| Дата размещения: 25.07.2017 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2017. Хостинг от uCoz.