Навигация

Главная страница

Библиография

Тематика публикаций:

» Историография
» Теория и методология истории
» История общественной мысли
» Церковная история
» Монографии, книги, брошюры

Историческая энциклопедия

Источники

Полезная информация

Выписки и комментарии

Критические заметки

Записки, письма, дневники

Биографии и воспоминания

Аннотации

Обратная связь

Поиск по сайту


Статьи

Главная » Статьи » Тематика » Теория и методология истории

О знаке и значении, роли теории в академическом познании

"Познание невозможно без знаков, которые являются материальными носителями информации, однако знак лишь средство познания. Информация, которая закреплена в знаке, составляет его значение. Знак и значение неотделимы: нет знака без значения, но не может существовать и значение, которое не закреплено знаком. Вместе с тем, нельзя забывать о другом предмете - отображаемом объекте, который обозначается знаком. Значение выступает приблизительным отражением объективно существующего предмета" [1].

Все это относится и к понятию как к предмету познания. В этом случае, как подчеркивал М.И. Каринский, исследователь изучает его как определенное явление умственной жизни (например, со стороны его происхождения, развития, содержания и т.д.). Но при этом «особое понятие о понятиях человека» будет опять только указывать на исследуемые явления умственной жизни, но никак не будет ими самими, не будет вмещать в себя эти явления умственной жизни, а будет лишь характеристикой этих явлений" [2]. В противном случае в рамках "логических систем и логико-языковых средств их выражения появляется реальная опасность введения несуществующих (иллюзорных) характеристик – структурных единиц, состояний, связей, взаимодействий, зависимостей, изменений, ложных величин" [3].

Эмпирические исследования сами по себе важны для познания фрагментов объективной реальности. Но для того, чтобы выявить их существенные черты необходимы теоретические обобщения, которые представляют собой знание, типизирующее и объясняющее явление «с точки зрения причинной взаимообусловленности или взаимосвязей с другими явлениями»[4].

В ходе исследования может быть создана академическая реконструкция того или иного фрагмента объективной реальности - интерпретация суммы полученных академических знаний, имеющихся на данный момент, «концептуальная среда», выступающая в качестве «работающего теоретического образования»[5].

Вместе с тем, нет никаких оснований преувеличивать роль теории. Любое теоретическое знание эмпирически «недоопределено», в нем всегда присутствует «сверхэмпирическое содержание»[6]. Вот почему, признавая важность и необходимость теорий для познания объективной реальности, нужно не упускать из виду "их вероятностный характер и ограниченный спектр использования" [7].

Возникновение новых стратегий познания, как справедливо подчеркнул В.С. Степин, не отменяет "предшествующие образцы". "Они могут в модифицированном виде воспроизводиться в современном теоретическом поиске, распространяя свое влияние на определенные классы проблем и задач" [8]. То есть прогресс академического познания возможен лишь на основе сохранения всего положительного (т.е. не опровергнутого в ходе уточнения) содержания преодолеваемой ступени ранее доказанного знания [9].

Ссылки и примечания

1. См., например, Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. С. 123-125.

2. Анализ взглядов М.И. Каринского (1840-1917) был дан Н.И. Кондаковым (См. Кондаков Н.И. Логический словарь. М., 1970. С. 207).

3. См., например, Герасимов И.Г. Анализ //Методологические основы научного познания. М., 1972. С. 207.

4. См. Лубский А.В. Альтернативные модели исторического исследования. М., 2005. С. 37.

5. См. Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. М., 2005. С. 485. Сам Е.В. Ушаков такое «теоретическое образование», вслед за другими учеными, называет «научной картиной мира».

6. См. Мамчур Е.А. Объективность науки и релятивизм (К дискуссиям в современной эпистемологии). М., 2004. С. 34, 78.

7. См. Мамчур Е.А. Объективность науки и релятивизм (К дискуссиям в современной эпистемологии). С. 135.

8. См. Степин В.С. Теоретическое знание. М., 2000. С. 391, 633.

9. Подробнее см.: Кузеванов Л.И. Академизм исторического познания. М., 2010. С. 14-15 и др.

©Кузеванов Леонид Иванович, кандидат исторических наук, доцент; составление, комментарий, 2010-2024

См. материал "Репина Лорина Петровна и соавторы об истории исторического знания. Проповедь постмодернизма?"

См. материал "Cостоятельны ли взгляды Максима Викторовича Сапронова на использование синергетического "принципа самоорганизации" в исследовании прошлого?"

См. материал "Посадский Антон Викторович о коллаборационизме периода Великой Отечественной войны. Исторична ли концепция "самоорганизации"?

См. материал "Филатов Тимур Валентинович и Ипполитов Георгий Михайлович о методологии истории. Обоснованы ли выводы?"

См. материал "Противоречия в постмодернистской концепции истории Ирины Максимовны Савельевой и Андрея Владимировича Полетаева".

См. книгу "Методология истории: академизм и постмодернизм".

| Дата размещения: 17.01.2024 |


Аннотации

» См. все аннотации

© НЭИ "Российская историография", 2024. Хостинг от uCoz.